Совместный и всеобщий труд

Содержание
  1. Читать онлайн От наукоучения — к логике культуры (Два философских введения в двадцать первый век) страница 46. Большая и бесплатная библиотека
  2. Всеобщий труд и пострыночная экономика
  3. Всеобщий труд. 10 вопросов к философу
  4. Но ведь это переворачивает с ног на голову материалистическое понимание истории?!
  5. А какие примеры ты можешь привести, чтобы мы точно поняли, о каком труде идёт речь?
  6. Но NBICS-технологии объединяют совершенно различные отрасли производства, что же между ними общего?
  7. Выходит, всеобщий труд сегодня связан с компьютерами?
  8. Расскажи о нём поподробнее.
  9. «Вестник Бури» уже публиковал статью, посвящённую ОГАС и Киберсину. Выходит, эти системы – часть всеобщего интеллекта?
  10. Если всеобщий труд и всеобщий интеллект связаны с социализмом, почему мы говорим о настоящем времени?
  11. Почему – наиболее серьёзного?
  12. Кстати, все наиболее мощные суперкомпьютеры работают на Linux. Это случайность?
  13. И к борьбе за социализм?
  14. Об абстрактном и всеобщем (общественном) труде

Читать онлайн От наукоучения — к логике культуры (Два философских введения в двадцать первый век) страница 46. Большая и бесплатная библиотека

Совместный и всеобщий труд

Вот наиболее острое марксово противопоставление; «…следует различать всеобщий труд и совместный труд. Тот и другой играют в процессе производства свою роль, каждый из них переходит в другой, но между ними существует также и различие.

Всеобщим трудом является всякий научный труд, всякое открытие, всякое изобретение. Он обусловливается частью кооперацией современников, частью использованием труда предшественников.

Совместный труд предполагает непосредственную кооперацию индивидуумов»59.

Основное различие Маркс ведет здесь по линии противопоставления «типа кооперации» в сфере совместного труда и труда всеобщего.

Кооперация совместного (или — в других формулировках — «совокупного», «комбинированного») труда детально рассмотрена в «Капитале» в связи с анализом разделения и сочетания трудовых функций в мануфактуре, на фабрике, в машинизированной промышленности в целом. Это и понятно.

Разделение совместного труда лежит в основе непосредственно материального производства Нового времени и задает исходные социальные характеристики для работы практика, совокупного производителя материальных благ.

Кооперация в контексте всеобщего труда (то есть кооперация в процессе «производства теорий» или «производства художественных произведений») Марксом специально в «Капитале» не рассматривается, поскольку такая социальность исчезает, сводится на нет по мере включения в мегасоциум совместного, мануфактурного и позднее — промышленного труда.

Приведу в этой связи только два замечания Маркса. Первое. Критикуя идеи Шторха о «духовном производстве», Маркс пишет: «В духовном производстве в качестве производительного выступает другой вид труда (речь идет именно о всеобщем труде. — В.Б.).

Но Смит не рассматривает его (не рассматривает его специально и Маркс, поскольку этот труд включается в капиталистическое производство только своим результатом, только для использования. — В.Б.)…

Взаимодействие и внутренняя связь обоих видов производства тоже не входят в круг его рассмотрения…»60

Второе.

В тех же «Теориях прибавочной стоимости», говоря о проявлении капитализма в области нематериального производства, Маркс определяет невозможность широкого развития совместных форм труда и капиталистических форм организации производства в сфере духовного производства «по самой природе вещей»61. Именно поэтому духовное производство, объясняет Маркс, и не будет его специально интересовать. Таковы пределы Марксова интереса к диалектике «совместного и всеобщего труда». И — пределы Марксова понимания этой диалогики.

В «Капитале» понятие всеобщего труда детально анализируется Марксом не в его противопоставленности труду совместному, но в другом контексте — как противоположность и дополнение труда «частичного».

В этом контексте всеобщий труд есть полное, в пределах всего общества реализуемое (= существующее как предел, как идеализация), воплощение труда совместного.

«Совместность» и реализуется в своей всеобщности через рынок, через социальное разделение труда; единый продукт такого совокупного производства есть «совокупный продукт» всего общества, а стоимость здесь (ср. III том «Капитала») выступает как «цена производства».

Осмысление Марксом понятия «всеобщий труд» в двух контекстах (как противопоставление и «дополнение» труду совместному и как его — совместного труда — наиболее полная реализация) вовсе не означает какой-то логической неряшливости.

Двузначность понятия воспроизводит социальную двузначность всеобщего труда в условиях промышленной цивилизации.

Если в сфере непосредственного материального производства (которое в XVII — начале XX века определяет всю социальную жизнь) «всеобщий труд» («накопленный» в истории человечества) реализуется только опосредованно, как предел совместного труда, то в процессе научно-теоретического и художественного творчества (в Новое время это — обочина производства) всеобщий труд необходимо существует и непосредственно «участвует» в развитии творческой личности, именно в его противопоставленности труду совместному и в его сопряженности с ним.

Современная (XX век) научно-техническая (шире — производственная) революция заряжена потенцией превратить особую социальность, характерную для всеобщего творческого труда, социальность самодеятельности (деятельности, направленной на изменение самого субъекта деятельности), в решающее, цельное определение практики. Но силы «совместного труда» напряженно сопротивляются такому превращению. Тем самым научно-техническая революция превращает старинную, теневую антиномию «совместности» и «всеобщности» в коренной социальный конфликт века.

И в свете этого конфликта, вырастающего в столкновение двух определений (форм) всеобщности — всеобщности гигантского производственного механизма и всеобщности (культурности) творческого индивида, — совсем иначе очерчивается противостояние и дополнительность «всеобщего и совместного труда» в Новое время. Сейчас оказывается возможным понять само это противостояние как конкретное, особенное определение всеобщего труда в XVII — XX веках.

Во времена Маркса наиболее сильные предположения о всеобщем труде приходилось делать в абстрактной форме, проецируя решающее социальное значение «всеобщего труда» в отдаленное будущее, когда главной основой «производства и богатства выступает… не время, в течение которого он (человек. — В.Б.) работает, а присвоение его собственной всеобщей производительной силы…»62.

В такой проекции, правда, уже становилось ясным, что во всеобщем труде органически совпадают производство продукта и производство собственной всеобщей творческой силы субъекта, но было еще невозможным логически представить всю органику этого совпадения и противопоставления в условиях труда совместного. Ведь само противопоставление не получило еще вообще развитой формы.

Сейчас это возможно. Для начала, опираясь на исходные идеи Маркса и на потенции современного производства, наметим общую схему такого противопоставления «всеобщего и совместного труда» (типичную для Нового времени)63.

А. Совместный труд (в XVII — начале XX века — сфера непосредственного материального производства) есть труд, объединяющий людей на одном месте деятельности, пространственно (мануфактура, фабрика — вообще промышленное предприятие).

Разделение труда, здесь возникающее, определено различным распределением и соединением (кооперацией) людей, сотрудников в различных точках единого пространственного объема; временные связи постоянно должны проецироваться в одно квазиодновременное пространство — рабочие одновременно совершают последовательные операции.

Каждый работник производит полуфабрикат. В общественный оборот поступает только совокупный продукт.

Совокупный эффект увеличения производительности труда, несводимый к сумме усилий отдельных людей, здесь связан именно с таким пространственным формированием совокупного (из многих орудий составленного) орудия производства и совокупного (из многих активных «точек» составленного) работника производства. Труд отдельной «точки» — в идеале — предельно линеен, однозначен, не имеет никаких объемных характеристик.

Б. Всеобщий труд (для XVII — начала XX века это — труд в науке и искусстве) принципиально не требует общего места деятельности.

Его всеобщность дана культурно-исторически, реализуется на основе освоения ученым или художником «своей всеобщей производительной силы», на основе переинтеграции всеобщей культуры мышления в творческой лаборатории одного человека, личности64.

Без такой личностной, творческой переинтеграции (всеобщего социального опыта и знаний) ни в науке, ни в искусстве не может быть достигнут единственно мыслимый в этих сферах деятельности результат уникальное научное открытие65 или эстетическое изобретение собственной личности. Общность имеет здесь смысл только как момент всеобщности и личностности труда66.

(Конечно, мануфактурное разделение труда неизбежно и во все возрастающих масштабах проникает в интерьер научной деятельности, начиная, по видимости, определять ее структуру.

И все же это лишь видимая, внешняя, превращенная структура научно-теоретического и научно-экспериментального труда.

Мы еще убедимся, что такое проникновение не может изменить исходных определений всеобщего труда, просто конфликт «совместного и всеобщего труда» переносится вовнутрь творческой деятельности.)

Источник: https://dom-knig.com/read_439333-46

Всеобщий труд и пострыночная экономика

Совместный и всеобщий труд

Коренной недостаток существующих концепций постиндустриального общества заключается в том, что они не доводят анализ новой ступени развития общества до предельных основ общественной жизни, ее субстанции — материального труда. Труд, как в общем было понято создателями трудовой теории стоимости, — главный источник всякого богатства. Маркс и Энгельс показали, что в основе

социального прогресса лежит в конечном счете избыточный характер труда: превышение результатов труда над затратами труда по его поддержанию (92). Данное Марксом определение капитала как самовозрастающей стоимости базируется на концепции труда как самовозрастающего, самоумножающегося процесса.

В основе товарного производства и его высшей формы -капитализма лежат определенные формы труда, связанные с исторически определенным разделением труда, прежде всего — умственного и физического.

Капиталистическая форма труда — это машинный и в определенной степени автоматизированный труд.

С определенной ступени механизации и автоматизации труда последний превращается в посткапиталистический труд, или, иными словами, труд более высокой -коммунистической формации.

В концепциях постиндустриального общества хорошо подмечен ряд существенных особенностей современного труда: изменение предмета труда, резкое падение доли физического труда, широкое распространение компьютеризированного труда.

Однако при этом не раскрываются наиболее фундаментальные особенности современного труда, дающие ключ к пониманию радикальных изменений производственных отношений, собственности, товарно-денежных отношений.

Анализ современного труда не доводится до уровня соотношения частного и общественного в технологическом, экономическом и социальном аспектах.

Возникновение новой, пострыночной формы труда было предсказано Марксом. Это есть всеобщий труд. Термин «всеобщий труд» употреблялся Марксом в нескольких значениях. В ряде случаев в «Капитале» «всеобщий труд» — «труд всех», охватывающий все общество. Иногда Маркс подразумевает под всеобщим трудом общественный труд.

Наконец, Маркс вводит собственно понятие «всеобщего труда», обладающего двумя признаками: 1) совместный, т.е. кооперированный, труд и 2) труд, аккумулирующий в себе труд предшественников (93). К всеобщему труду Маркс прямо относил научный труд, открытия, изобретения. «Всеобщим трудом является всякий научный труд, всякое открытие, всякое изобретение» (94).

Маркс связывает всеобщий труд с новыми достижениями всеобщей работы человеческого ума и их общественным применением, осуществляемым комбинированным трудом. Понятие всеобщего труда сформулировано Марксом в наиболее общих и принципиальных чертах. Наибольшее внимание этой форме труда будущего — Маркс уделил в экономических рукописях.

Всеобщий труд в понимании Маркса — это труд, воплощающий достижения науки,

онаученный труд, в котором главной производительной силой становятся не непосредственные затраты ограниченных физиологических возможностей человека, а всеобщие родовые .силы человека, его неограниченные творческие способности.

Понятие всеобщего труда опирается на Марксову философскую концепцию человека как высшей формы материй, «венца природы», микрокосма, несущего в себе, в обобщенном и сокращенном виде, бесконечное содержание мира. Понятие всеобщего труда, естественно, не было полностью завершено Марксом, поскольку реальное состояние производства в XIX в.

обнаруживало только наиболее общие тенденции, ведущие к возникновению принципиально новой формы труда. Значительные трудности в оценке открытия Маркса порождало и то, что понятие всеобщего труда уходило своими корнями в философскую концепцию человека и мира, что создавало серьезные препятствия в истолковании этого понятия экономистами и философами.

В отечественной философской и экономической науке, по нашему убеждению, концепция всеобщего труда была понята весьма превратно. Всеобщий труд как научный труд был понят буквально, как труд в науке, научная деятельность. На таких позициях находятся И.И. Чангли, В.М. Межуев, Ю.К. Плотников.

Между тем всеобщий труд — по Марксу — это высшая форма материального труда, онаученный труд, выражение всеобщих сил человека как материального существа, тесно связанный с собственно научным трудом, результатами развития науки.

Всеобщий труд, очевидно, выступает в исторически конкретных формах. Историческая форма всеобщего труда должна быть определена на основе учета средств труда, предмета труда, продуктов труда, содержания и характера самого труда, социальных отношений и социальных последствий. Характеристика складывающейся формы труда должна учесть, как представляется, следующие особенности.

Прежде всего, новая форма труда связана с высокой степенью механизации и определенной формой автоматизации труда, широким использованием компьютерной техники. Необходимо, далее, более точно определить характер продукта современной формы труда.

Известная оценка труда и производства в целом, связанная с выделением вещественного, энергетического, затем информационного продукта, является, по нашему мнению, весьма приблизительной. Известные ступени развития производства действительно в определенной мере связаны с особой ролью на каждом историческом этапе вещественного, энергетического или информационного компонентов.

Однако продукт труда необходимо рассматривать, по нашему мнению, как целостное и многоуровневое образование: вещественное — энергетическое — информационное.

Современный конечный продукт труда должен быть вещественным, однако на порядок более сложным, чем в прошлом веке. Он связан с новыми энергетическими затратами (и новыми формами энергии).

В связи с необходимостью глубоких преобразований Земли, природоохранных мероприятий, космизацией производства, необходимостью создания сложнейших космических станций, освоением других небесных тел роль вещественного и энергетического компонентов производства будет неограниченно возрастать, а не падать.

Следует учесть, далее, что информация, как продукт все более преобладающей доли труда, не является самоцелью, а служит в конечном счете созданию вещественных продуктов труда, «второй природы», без которой человечество не сможет сохраниться и прогрессировать.

Особое место в характеристике современной формы труда занимает проблема производства информации и информационного продукта. В современной философской и экономической науке производство информации рассматривается как разновидность интеллектуального труда. Однако эта кажущаяся очевидной трактовка вызывает возражения.

Согласно Н. Винеру, информация — это мера упорядоченности, мера организации в системах. Как бы не трактовалась эта мера — как величина, обратная энтропия, как алгоритм и т.д., информация выступает как явление материального мира, материальных систем (с обратной связью или систем вообще).

Информация свойственна и психическим процессам, высшей формой ее выступает мыслительная информация. В компьютере или системе компьютеров функционируют чисто материальные процессы, происходит преобразование абстрактных материальных структур.

Производство информации выступает, таким образом, как современный уникальный вид материального невещественного производства, производства абстрактных структур.

Этот уникальный вид производства неразрывно связан с соответствующим ему духовным производством, заключающимся в разработке программ, способов кодирования и декодирования информации, интерпретации информации.

В компьютерном труде обнаруживается принципиально новая форма единства материального и духовного процессов, поскольку выявляется глубокое соответствие абстрактных материальных и мыслительных структур. Здесь, очевидно, имеет место высшая форма выражения одного из важнейших технологических принципов — антропоморфизма техники и технологии (95). Производство абстрактных материальных структур, по-видимому, является главной особенностью современной формы всеобщего труда.

Современная форма труда в существенной мере разрушила

пропорциональность между затратами труда и его результатами, существенно подорвала реальную абстракцию труда. Это означает заметное разрушение прежнего стоимостного отношения. Какое экономическое содержание, экономическое отношение приходит на смену стоимостному отношению? Это является, очевидно, главным вопросом современной человеческой цивилизации.

Поскольку труд был и остается главным источником общественного богатства, новое ценностное (или стоимостное — в новом значении слова) отношение имеет трудовую природу. Это значит, что необходимо создание новой трудовой теории ценности или стоимости.

Однако трудовое содержание продуктов труда как ценностей получает в современных условиях новое качество: стоимость (ценность) становится сгустком всеобщего труда, т.е.

более глубоких и богатых, чем непосредственный труд, выраженный в рабочем времени, сторон труда, или всеобщих сущностных сил человека. Стоимость становится все более многосторонним выражением человеческой родовой и индивидуальной сущности, т.е. очеловечивается.

В этом смысле стоимость перестает быть отчужденной сущностью, поскольку абстрактный труд как таковой был отчужденным трудом.

Гуманизация экономического содержания продуктов труца означает коренное изменение собственности. Д. Белл и Ж. Фурастье считают, что в постиндустриальном обществе собственность перестает быть решающим фактором формирования социальных структур. По Р. Хейлбронеру, в новом обществе прекратится процесс аккумуляции собственности.

Возрастание роли государственной собственности констатирует Дж. Гэлбрейт. Однако нам представляется, что более точным определением последствий новой формы труда является констатация перехода общества от частной к общественной форме собственности. Прекращается не аккумуляция собственности, а аккумуляция частной собственности.

Всеобщий труд имеет ярко выраженный общественный характер. Ликвидируя прежнее разделение труда, всеобщий труд превращается в глубоко общественный труд и, следовательно, влечет за собой длительный и сложный процесс обобществления собственности.

Упомянутые выше авторы по существу подметили различные проявления этого процесса.

Наиболее типичной и неизбежной, хотя и первоначальной, формой такого обобществления является ограничение частной собственности посредством роста государственного управления экономикой.

По нашему мнению, будущая форма общественной собственности получит не абстрактно-всеобщий, а конкретно-всеобщий характер, или,

как представляется, будет включать большую степень активности индивидов («индивидуализированная общественная собственность») (96).

Замечательной особенностью компьютерного труда является его глубоко общественный характер. Информация, как абстрактные структуры реальности, имеет всеобщий характер, объединяющий все формы производства. Единые информационные сети служат своего рода центральной нервной системой общественного организма.

Сети типа «Интернет» выступают средством обобществления труда в масштабах человеческой цивилизации в целом.

Единство информации как всеобщих абстрактных структур связано с единством средств производства и хранения информации — информационной техники, которая образует техническую систему, объединяющую производство (а также культуру) в пределах страны и, шире, человеческого общества в целом.

Компьютеризированный труд, общественный по своей природе, потенциально предопределяет формирование общественной собственности в масштабах страны и общества в целом.

Новая стоимость должна обладать какой-то формой измерения. Теряя прежний аддитивный характер, стоимость, очевидно, не может выявляться в результате рыночной стихии спроса и предложения, хотя функция отбора должна получить в пострыночной экономике какую-то новую форму выражения.

Возможно, существенным средством измерения новой формы стоимости-станет «информационная емкость» продукта труда, т.е. затраты информации на единицу продукции, поскольку информация измерима. Однако количественный показатель информации имеет существенную ограниченность, поскольку количество информации неоднозначно связано с ее ценностью.

Впрочем, может обнаружиться некий процесс усреднения ценности информации.

Определение новой стоимости должно несомненно иметь не стихийный, а сознательный и плановый характер.

XX век — начало великого исторического процесса перехода от капитализма к социализму, от предыстории общества к ее действительной истории. Этот процесс был начат Великой Октябрьской социалистической революцией, которая нашла свое продолжение в революциях Китая и других стран.

Как и всякий революционный переход, этот процесс протекает неравномерно, включает периоды собственно революций и контрреволюций или реставраций старого строя.

В силу допущенных в СССР ошибок, слабости руководства страны, догматизации теории, в СССР не были вовремя разработаны и проведены в жизнь необходимые реформы социализма, инициатива была перехвачена прокапиталистическими силами, которым была оказана всесторонняя

поддержка со стороны мирового капитализма. Однако временное поражение социализма в СССР — это отступление от магистрали исторического прогресса на фоне фундаментального процесса неотвратимого движения общества от частной собственности и капитализма к общественной собственности и социализму.

]Буря на поверхности, принесшая столько бед и страданий народам СССР, не может скрыть того крупнейшего исторического факта, что в самом фундаменте человеческой цивилизации происходят мощные и неотвратимые сдвиги к социализму, которому, как отметил лауреат Нобелевской премии по экономике Дж. Гэлбрейт, нет альтернативы.

Не вызывает сомнения, что грядущий XXI век станет временем, когда эти сдвиги приобретут более яркий и радикальный характер, временем перехода к социализму в мировом масштабе.

Только коренное изменение способа существования цивилизации, переход к плановому ведению хозяйства на Земле может предотвратить наступление экологической катастрофы.

У нас еще есть время, но это время сокращается как шагреневая кожа.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/4_10218_vseobshchiy-trud-i-postrinochnaya-ekonomika.html

Всеобщий труд. 10 вопросов к философу

Совместный и всеобщий труд

Научно-технические прорывы последних десятилетий повлияли не только на наш быт, но и на характер труда.

Между тем, философы-материалисты уже давно предрекали такой поворот событий, ими был введен даже специальный термин — «всеобщий труд», который займёт доминирующее место в пострыночной экономике.

Что это такое, и какие ростки этого явления можно наблюдать в сегодняшнем мире? Читайте в статье Виктории Гриценко.

Понятие «всеобщий труд» первым использовал К. Маркс в 3-ем томе «Капитала» и в «Экономических рукописях 1857 – 1859 гг.» (так называемый первоначальный вариант «Капитала» или Grundrisse). Маркс обозначил им третью, высшую ступень развития труда в истории человечества, по отношению к предшествующим – ручному и машинному.

В качестве синонимов этого понятия он предложил термины «научный труд» и «автоматизированный труд», что как раз-таки и вызвало последующую путаницу и многочисленные дискуссии. Например, трактуя «научный труд» сугубо как интеллектуальный, М.

Лаззарато (представитель итальянского «автономного» или «автономистского» марксизма) ввёл в социальные исследования категорию «нематериального труда».

Но ведь это переворачивает с ног на голову материалистическое понимание истории?!

Да, и именно поэтому за концепцию «нематериального труда» уцепились многие теоретики, далёкие от марксизма, и ещё более – от интересов рабочего класса. Сам Маркс подчёркивал, что всеобщий труд – это «предметно творческая, материально воплощённая наука», т.е.

наука прикладная.

Всеобщий труд научен не потому, что им занимаются кабинетные учёные, а потому, что материальное производство, в котором он используется, не может ограничиваться лишь человеческим опытом и нуждается в научных знаниях как инженеров, проектирующих автоматизированные производственные системы, так и самих рабочих, которые трудятся на высоко сложных станках. Маркс даже ввёл ещё одно понятие – «всеобщий интеллект» – чтобы с его помощью противопоставить изменения в интеллектуальной жизни общества изменениям в материальном производстве.

А какие примеры ты можешь привести, чтобы мы точно поняли, о каком труде идёт речь?

Самые первые примеры всеобщего труда мы опять-таки находим у Маркса. Они связаны с зарождением автоматизации производства. Так, уже в середине XIX века использовали аппарат, автоматически останавливающий прядильную машину, когда обрывается хотя бы одна нить, и автоматический выключатель, останавливающий паровой ткацкий станок, когда заканчивается нить.

К современным видам всеобщего труда можно отнести работу на станке с числовым программным управлением, использование компьютерных технологий в производстве различных материальных продуктов, распечатку домов, мостов и протезов на 3D-принтерах и многое, многое другое. Фактически всё, что сегодня принято называть NBICS-технологиями, задействует именно всеобщий труд.

Протез руки, распечатанный на  3D-принтере Makerbot 

Но NBICS-технологии объединяют совершенно различные отрасли производства, что же между ними общего?

Общих черт предостаточно. Во-первых, говоря о всеобщем труде, мы имеем в виду труд, направленный на создание сложного материального продукта на сложном материальном оборудовании.

Во-вторых, этот труд вовлекает в производственный процесс такие гигантские по своим масштабам силы природы, которые неподвластны ограниченным физическим силам человека.

С помощью автоматизированных средств производства человек управляет высокими температурами (плавки металлов, например), атомной энергией, громадными базами данных, самообучающимися компьютерными нейросетями… В-третьих, это непосредственно общественный труд: над производством компьютерной программы могут одновременно трудиться специалисты со всего мира – и в то же время, продукты такого труда в высшей степени индивидуальны: как бионические протезы или подобранная компьютером согласно вашим показателям программа коррекции фигуры.

Выходит, всеобщий труд сегодня связан с компьютерами?

Да, но не всякое использование компьютера можно назвать всеобщим трудом. Когда мы скачиваем фильм или слушаем песню – мы участвуем не в производстве, а в потреблении. Когда печатаем текст – занимаемся интеллектуальным трудом, а когда пытаемся планировать производство – в дело вступает всеобщий интеллект.

Расскажи о нём поподробнее.

Маркс связывал всеобщий интеллект с двумя важнейшими сферами общественного сознания: наукой (уже как собственно интеллектуальной деятельностью) и планированием общественного хозяйства.

По поводу последнего в современном марксизме постоянно ведутся дискуссии, но общее содержание, с которым согласно большинство учёных, можно резюмировать так: 1) компьютерные сети выступают технологической основой общественного планирования; 2) планирование вводится, прежде всего, в сферы фискальной и денежно-кредитной политики, затем в сферы производства и потребления, начиная со стратегических; 3) превращение рынка товаров и услуг в «социализированный», то есть полностью прозрачный, возможно лишь в условиях широкой самоорганизации коллективов производителей и потребителей; 4) коллективный контроль над информацией является основой демократического централизма.

«Вестник Бури» уже публиковал статью, посвящённую ОГАС и Киберсину. Выходит, эти системы – часть всеобщего интеллекта?

Они не просто часть, а его основа. И нет сомнений, что если капитализм не уничтожит человечество, и мы придём к светлому социалистическому будущему, рабочий класс воспроизведёт опыт их создания и развития на более высокой технологической основе.

Рауль Эспехо на реконструированном кресле операционной комнаты проекта Киберсин

Если всеобщий труд и всеобщий интеллект связаны с социализмом, почему мы говорим о настоящем времени?

Всякая новая форма труда и соответствующая ей система отношений зарождаются «в недрах старого общества».

Именно в силу противоречия новых производительных сил и тормозящих их развитие старых господствующих производственных отношений общество каждый раз переходит на новую ступень развития: от феодализма к капитализму, например.

Мы сегодня являемся свидетелями нового назревающего взрыва, причём, по-видимому, наиболее серьёзного за всю историю человечества.

Почему – наиболее серьёзного?

Потому что всеобщий труд и связанные с ним производительные силы на порядок сложнее предшествующего типа труда. Машинный труд можно было развивать в условиях частной собственности и стремления к материальному богатству как важнейшей цели. Всеобщий труд имеет принципиально иную природу.

Он развивается тем быстрее и успешнее, чем больше людей вовлекает, и чем более высокие и гуманные цели ставит.

Производительность компьютеров, объединённых в систему распределённых вычислений (к примеру, для проведения исследований, связанных с раком и другими тяжёлыми заболеваниями) сегодня сравнима с производительностью суперкомпьютеров.

Да и сами суперкомпьютеры уже сегодня выступают инструментом решения общественных и фундаментальных научных проблем, никак не связанных с частной собственностью и прибылью. Японский KComputer занимается исследованиями цунами, прогнозированием и расчётами наиболее быстрых и успешных вариантов эвакуации. Китайский Tianhe-2 обрабатывает данные с Большого адронного коллайдера.

Кстати, все наиболее мощные суперкомпьютеры работают на Linux. Это случайность?

Это своего рода подтверждение того, что частная собственность (и т.н. проприетарное программное обеспечение) принципиально не соответствуют всеобщему труду, скорее тормозят, чем обеспечивают его развитие.

Тормозят его и бесконечные законы об авторском праве, и разнообразные патенты и лицензии, без нарушения которых в современном мире написать программу сложнее Hello, world! не представляется возможным. С одной стороны, соблюдение законов частной собственности зачастую выступает единственным вариантом, если человек хочет спокойно жить и работать в условиях капитализма.

Но с другой стороны – рано или поздно сам характер труда приводит его к пониманию ограниченности этих законов и противоречия между всеобщим трудом и капитализмом.

И к борьбе за социализм?

Фактически, да. Обобществление собственности на информацию и высокие технологии должно стать решающим шагом в этом направлении.

Однако, капитал уже сейчас использует возможности всеобщего труда для подавления революционной активности масс: тут можно вспомнить как беспилотники, так и зомбоящики.

И я не возьмусь предсказывать, кто выиграет эту грандиозную историческую битву, хотя всеми силами стремлюсь способствовать победе всеобщего труда над капиталом.

Источник: https://vestnikburi.com/vseobshhiy-trud-10-voprosov-k-filosofu/

Об абстрактном и всеобщем (общественном) труде

Совместный и всеобщий труд
?

Category: Меня спрашивают, что я понимаю под абстрактным трудом, и эта категория, по моему мнению, крайне важна для понимания взглядов г-на Маркса. Например, я полагаю, что ни о какой коммунистической формации нельзя говорить, пока в общественном производстве преобладает абстрактный труд. Спрашивали, — отвечаем, вернее пытаемся ответить.

Проблема в том, что Маркс весьма немного сказал о всеобщем труде, а глубоко и строго понять категорию абстрактного труда можно только в соотнесении ее с категорией всеобщего труда. Критикуя Шторха он писал: «В духовном производстве в качестве производительного выступает другой вид труда (другой вид труда – всеобщий труд, — Sm). Но Смит не рассматривает его…

Взаимодействие и внутренняя связь обоих видов производства тоже не входят в круг его рассмотрения…». К сожалению и Маркс тоже конкретно не занимался этим, потому что, капиталистические формы трудовых отношений не могут быть применены в духовном производстве «по самой природе вещей», о чем он и пишет в «Теориях прибавочной стоимости».

По замечанию Библера «этот труд включается в капиталистическое производство только своим результатом, только для использования». В результате нам придется выходить за пределы поля, исследованного Марксом. Однако у нас есть на что опереться.

С одной стороны это взгляды Маркса на сущность человеческой практической деятельности, на его анализ товара, и двойственной природы труда, заключенного в товаре, а с другой, на рассмотрение всеобщего труда в контексте противопоставления всеобщего труда совместному и частичному труду (Капитал III том, гл.5, п.5.

) и на поразительные по прозорливости замечания Маркса, рассыпанные в его текстах.

В эпоху архаической, первобытной формации, до разделения труда, труд был един, т.е. это был просто труд. Фактического разделения на абстрактный и всеобщий труд еще не произошло, ибо оно как раз разделением труда и обусловлено.

Просто труд как таковой имеет двойственный характер: труд есть «…с одной стороны, расходование человеческой рабочей силы в физиологическом смысле, — и в этом своем качестве одинакового, или абстрактно человеческого, труд образует стоимость товаров.

Всякий труд есть, с другой стороны, расходование человеческой рабочей силы в особой целесообразной форме, и в этом своем качестве конкретного полезного труда он создает потребительные стоимости». Продукты труда, как конкретного полезного труда, как потребительские стоимости, проявляют свою «общественную» сущность, в том смысле, что они, говоря по-простому, нужны всем, т.е.

имеют потребительскую стоимость для всех членов общества. Это связано с тем, что они могут быть распредмечены любым членом общества, потому, что сами есть опредмеченный опыт общественного развития, и в этом смысле есть опредмеченная культура.

Межуев пишет: «В отличие от животных человек способен создавать не только то, в чем нуждается сам или его прямое потомство, но в чем нуждаются другие, с кем он не связан узами кровного родства или территориальной близости.

Тем самым он способен трудиться в силу своей не только органической, но и общественной потребности, которая существует для него в виде не бессознательного влечения или инстинкта, но осознанной цели. Производя для других, он производит свои отношения с другими…». Это не какое-то вторичное свойство труда – это его сущность, — общественная сущность труда.

Однако общественная сущность труда, ее всеобщий характер может проявляться по-разному: как всеобщий труд в своей естественной, «человеческой» форме, и в форме превращенной, «уродливой», но об этом позже.Труд первобытного человека был в этом смысле естественным.

Он делал лук и каменные наконечники, потом вместе с соплеменниками загонял дичь, и продукт его труда – мясо и шкуры животных предоставлял всему обществу.

Он, конечно, мог попросить у соплеменника сделать наконечник, если тот делает лучше, (хотя это уже зачатки разделения труда), но никакого обмена не происходило, поскольку продукт его труда не становился его собственностью, а предоставлялся всему обществу, так что и в обмене смысла не было и менять нечего.

Но вот, в результате усложнения средств труда специализация видов деятельности все усиливается и происходит то, что мы называем разделением труда и появляется обмен. Труд ради обмена тоже носит всеобщий характер, вернее сказать, в обмене его приобретает, но уже в превращенной, «уродливой» форме. Т.е.

цель такого труда уже не в производстве для общества, для других, а в получении (чему служит процесс обмена) благ для себя – и в этом аспекте можно говорить об определенном расчеловечивании. Однако объективно произведенные вещи (уже товары) через обмен попадают все же другим, ибо они и могут быть обменены, потому что нужны другим. Тут уже см.

в Капитале анализ категории товара, и двойственного характера труда (1гл.). Замечу, что сама возможность обмена опосредована тем свойством труда, которое в дальнейшем будет выделено как абстрактный труд, ибо только абстрактный труд позволяет сравнивать товары в соответствии с законом стоимости. Но об этом ниже.Продолжим дальше.

С появлением таких превращенных форм всеобщности трудовой деятельности начинают происходить интересные вещи. Возьмем условного производителя наконечников для стрел, уже бронзовых. Он хочет в процессе обмена получить побольше вещей и соответственно произвести больше наконечников для обмена. Для этого он берет себе помощников.

Один рубит руду, другой ее плавит, третий делает чушки – заготовки. Все эти люди работает поденно, получая за день работы 1 кг. мяса, например. Они вообще отчуждены от всеобщности труда, ибо в своем труде не имеют вообще никаких общественных целей. Они не трудятся для обмена, они вообще могут не понимать смысла своего труда, они просто расходуют свою мускульную силу ради пропитания.

Скоро мастер вообще не занимается непосредственным производством наконечников, а организует труд помощников и занимается обменом. Только он один понимает смысл труда, пытается улучшить средства труда, технологии, только его труд имеет всеобщий характер, а труд помощников наоборот, приобрел чисто абстрактный характер.Как я и говорил, наш мастер по производству наконечников – условный.

На самом деле все происходило вовсе не так. Всеобщий труд отделялся от абстрактного очень медленно и постепенно. Сначала у мастера были просто ученики, которые и выполняли нужные работы и одновременно учились, и сами понимаете, это далеко не абстрактный труд в чистом виде.

Суть в том, что полного, явного своего разделения абстрактные и всеобщие свойства труда достигли только при капитализме в рамках машинного производства, да и то, только на поздней, современной стадии. У Маркса абстрактный труд совершается как правило в виде простого совместного труда, или, как пишет Маркс: «следует различать всеобщий труд и совместный труд.

Тот и другой играют в процессе производства свою роль… Всеобщим трудом является всякий научный труд, всякое открытие, всякое изобретение. Он обусловливается частью кооперацией современни¬ков, частью использованием труда предшественников. Совместный труд предполагает непосредственную кооперацию индивидуумов».

Только при капитализме рабочие на индустриальных предприятиях занимаются абстрактным трудом в достаточно чистой форме. Их труд – лишь расходование мышечной энергии без всякого представления о смысле труда. Рабочий даже может не знать, какой продукт получится в результате совместной деятельности предприятия, как китайские или индонезийские тетки паяя платы за 1 долл.

в день не знают, что они вообще делают, плату для телевизора, или для компьютера, и как эта плата работает. Вот нужно сделать 8 паек и передать дальше, и она автоматически делает. Такой труд измеряется лишь рабочим временем, и потому продукты такого труда могут быть приравнены друг к другу, и иметь стоимость в соответствии с законом стоимости.

В отличие от абстрактного труда всеобщий труд закону стоимости не подчиняется, ибо диалектический парадокс – всеобщий труд, общественный труд насквозь индивидуален, в то время, как абстрактный труд – обезличен. Субъектом абстрактного труда является усредненный человек вне его индивидуальных качеств, а субъектом труда всеобщего, наоборот – неповторимая личность.

Нельзя сравнить час времени недавно почившего руководителя Apple и предпринимателя Магомеда на местном рынке. Это не час абстрактного труда, а несравнимые вещи.

Впрочем, я пока говорил о всеобщем труде в его превращенной, уродливой форме, о том труде, всеобщность которого проявляется в процессе обмена, но всю историю человечества рядом с этой превращенной формой существовал всеобщий труд в чистой, человеческой форме. Это труд деятелей науки и искусства.

Продукты такого труда заведомо создавались для всех, и становились общим достоянием вовсе не посредством обмена (это для них вообще невозможно, поскольку в их отношении закон стоимости неприменим). Они прямо становились достояния культуры.

Стихи великого поэты были общим достоянием, как и философские трактаты Аристотеля, они и создавались для этого (хотя и не без давления и искажения со стороны сильных мира сего, но чем более велик художник или ученый, тем ничтожнее эти искажения).

Если абстрактный труд есть лишь следствие внешней необходимости, он вынужден (чтобы не умереть с голоду), то всеобщий труд, особенно в его чистой, человеческой форме является следствием внутреннего побуждения и поэтому это – свободный труд.Со временем значение науки (и искусства, ага) в общественном производстве, вернее в общественной практике как таковой все росло.

Как говорили в СССР, наука становилась непосредственной производительной силой, а абстрактный труд превращается у нас на глазах лишь в момент, вторичный элемент общественного производства. Одновременно и сам абстрактный труд становится все более абстрактным, очищается от всех личностных моментов.

Например, еще сравнительно недавно хорошие, высококлассные рабочие ценились, им приставляли учеников, т.е. они обладали некоторым неявным знанием, и их мастерство приближалось к искусству. Современное развитие производства ведет к тому, что бы довести рабочие операции до полной элементарности, где нет места никакому особому мастерству.

Именно такие тенденции позволили перенести вроде и высокотехнологичные производства в страны 3-го мира без существенного совершенствования образования, подготовки и уровня жизни, в конечном счете, у местных трудовых ресурсов.

Как предсказывал Маркс: «…Непосредственный труд и его количество исчезают в качестве определяющего принципа производства, созидания потребительных стоимостей; и если с количественной стороны непосредственный труд сводится к менее значительной доле, то качественно он превращается в некоторый, хотя и необходимый, но второстепенный момент по отношению к всеобщему научному труду, по отношению к технологическому применению естествознания…» и ««…Тенденция капитала заключается в том, чтобы придать производству научный характер, а непосредственный труд низвести до всего лишь момента процесса производства».Нужно заметить, что и превращенные формы всеобщности испытывают кризис. Если говорить просто, то предприниматель, как герой Нового времени исчезает. На его место, особенно в крупных корпорациях, становятся многочисленные «менеджеры», которые все более делают свою частичку работы, не озадачиваясь ее общим смыслом и в этом контексте так же выступают как работники абстрактного труда. Всеобщее качество труда (в его превращенной форме) обезличивается, и, становится, словами Маркса «идеализацией», воплощением труда совместного, реализуемого в пределах всего общества.Вместе с тем, развилось и достигло крайности противоречие между общественными отношениями, созданными всеобщим трудом в его превращенной форме, и самими развившимися формами труда. Помните в цитате Межуева: «Производя для других, он производит свои отношения с другими…». Т.е. в данном случае производство для обмена производит и соответствующий тип отношений. Но всеобщий труд в чистой форме, доля которого все больше, доля которого стала определяющей, производит вовсе не для обмена, а соответственно производит и другой тип отношений, требует другого типа отношений. Существующие отношения уже не удовлетворяют общественное производство, основанное на знании. Капитал, пытаясь секретить, присваивать в собственность продукты всеобщего труда, ужесточая и ужесточая законодательство копирайта, патентного права и т.д. уже сдерживает общественное развитие, останавливает его… и не справляется, ибо нельзя удержать в руках продукт всеобщего труда. В общем, почему именно сейчас мы находимся в преддверии коммунизма, я еще буду писать отдельно, хотя Маркс уже написал об этом, говоря, что капитализм, заключающийся в «противоположности капитала и наемного труда, представляет собой последнюю ступень развития стоимостного отношения и основанного на стоимости производства».Абстрактный и всеобщий труд не соотносятся друг с другом, как только как физический и умственный труд. В сферах нефизического труда мы встречаем такой же абстрактный труд. Например, миллионы т.н. «офисных хомячков» так же занимаются в массе своей вполне абстрактным трудом, и в тоже время для мастера, руками изготавливающего те или иные вещи, и достигающего в своем деле уровня искусства (а такое индивидуальное производство или производство на заказ играет все большую роль), уже при современных средствах труда абстрактный труд становиться лишь моментом, вторичной составляющей труда и с развитием технологий этот момент будет все уже.Сразу скажу, что предложенная трактовка вовсе не общепринята. Сколько авторов, столько трактовок. И мой взгляд на эти вопросы только находится в стадии становления. Вернее сказать, с абстрактным трудом все более-менее понятно, а вот с всеобщим – еще думать надо. Поэтому буду рад дельным замечаниям и мнениям. Вообще я очень многого не написал. Дело в том, что поднятые вопросы – это начало марксовского рассуждения, не удивительно, что он начинает Капитал с анализа товара и двойственного характера труда, заключающегося в товаре. И из этого начала исходит вся теория Маркса, соответственно тут писать, не переписать. Изложенные вопросы связаны и с проблематикой свободного времени, чем я еще напишу, с вопросами труда и самопроизводства человека. Я не написал о соотношении конкретного, непосредственного, совместного, частичного и т.д. труда, ибо это уже немного другой срез. Но надеюсь хоть в какой-то степени мне удалось объяснить, как я понимаю сущность понятия абстрактного труда у Маркса.

P.S. Что бы было понятней, и привел примеры вот в этом коментарии.

Источник: https://smirnoff-v.livejournal.com/165610.html

Refpoeconom
Добавить комментарий