Помощь и страны-реципиенты

Помощь по-европейски: Как богатые страны ЕС субсидируют бедные

Помощь и страны-реципиенты

За последние три расширения Европейский союз увеличился на 13 стран, преимущественно менее зажиточных, чем средний показатель «старых членов» (часто называемых EU-15).

Для новых стран Евросоюз стал прежде всего возможностью быстро реформировать свои экономики и политические системы, совершив стремительный рывок в сторону западного образа жизни. Часть этих реформ была условием для присоединения к ЕС, а часть была проведена уже пребывая внутри союза.

Однако кроме политической поддержки Евросоюз предоставлял и предоставляет менее зажиточным странам финансовую помощь, и помощь эта немалая.

Бюджет и стратегия развития для разнообразных фондов поддержки ЕС определяется на 7 лет. Ныне действует стратегия «2014-2020» и это уже второе по счету крупное выделение средств «догоняющим странам».

И если предыдущая стратегия распределяла 213 млрд евро, то нынешняя оперирует суммой в полтора раза больше — 351,8 млрд.

И хотя эти деньги делятся на семь лет между многими странами, для некоторых из реципиентов это серьезные деньги.

Механизмы получения

Всего в Европейском союзе существует 6 разных фондов, включительно с региональными сотрудничествами по инфраструктуре и аграрным субсидиям. Однако среди них существуют два фонда, направленных на преодоление неравенства внутри ЕС — Фонд регионального развития и Фонд объединения.

Оба фонда базируются на одном из ключевых принципов Евросоюза — конвергенции. Последняя предполагает постепенного достижения менее развитыми и обеспеченными странами уровня самых богатых и процветающих стран Европы.

Этот принцип стал чуть ли не ключевым для стран Центральной Европы при присоединению к ЕС, и до сих пор остается важным в риторике европейских политиков.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Европейский фонд регионального развития был основан еще в 1975 году и направлен на преодоление диспропорций между развитием разных регионов в странах ЕС. Принцип финансирования отличается от подобных проектов внутри стран.

Например, немецкий «налог на солидарность», призванный устранить неравенство между бывшей ФРГ и ГДР, опирается на прямые дотации менее развитому региону. Европейский фонд регионального развития выделяет гранты, разыгрываемые между разными регионами в сферах инновации, инклюзивного общества, развития экономики и т.д.

Существует несколько категорий регионов, и каждая из них может претендовать на тот или иной вид грантов. Наименее развитые территории могут претендовать на весь спектр помощи, тогда как более развитые имеют ограничения.

Фонд объединения (Cohesion fund) работает по менее сложной схеме. Тут так само существуют целевые гранты, однако их напрямую получает государство под выбранную ним же статью расходов.

В большинстве случаев речь идет о больших инфраструктурных объектах — дорогах, транспорте, мостах и т.д.

Главными реципиентами помощи этого фонда являются страны с уровнем ВВП на душу населения меньше, чем 75% от среднеевропейского (эта цифра может пересматриваться), что значительно ограничивает круг получателей.

Доноры и реципиенты

Получателей средств из Европейского фонда регионального развития значительно больше, но больше и его доля в общей структуре помощи. В рамках этого фонда регионам выделят 271 млрд евро в период с 2014 по 2020.

И деньги из этого фонда поделят аж 22 страны, т.е. значительное большинство ЕС. Причем 20 млрд евро получат испанские регионы, а 19 млрд — итальянские.

Примерно одинаковые суммы получат такие страны, как Румыния, Португалия, Германия и Венгрия.

Распределение выплат Фонда объединения затрагивает всего 13 стран, среди которых преимущественное большинство «новые члены ЕС» — исключение составляют лишь Греция и Португалия. Но и пирог дотаций тут будет поменьше — около 70 млрд евро.

А вот платят за эти программы преимущественно «старые члены» ЕС.

На Германию, Британию, Францию, Италию и Испанию приходится 70% от всех взносов в бюджет Евросоюза.

Лидером по выплатам является Германия (19%), что и не странно, учитывая размер ее экономики. Тогда как все страны-получатели денег из Фонда объединения вкладывают суммарно около 11%.

Стоит отметить существенную долю Британии, составляющую аж 13,5%. Следующая стратегия и бюджет фондов будет разрабатываться без этих взносов, что повлияет как на доноров, так и на реципиентов фонда.

И самой масштабной жертвой таких изменений станет главный выгодополучатель фондов — Польша. В рамках нынешней стратегии Польша получает 40 млрд по региональной программе и еще 23 млрд по Фонду объединения. Однако если смотреть на общую цифру, включительно с аграрным и социальным фондом, суммарная помощь на эти семь лет составляет 86 млрд евро.

Для сравнения — ВВП Польши за 2016 год около 400 млрд евро, а средний рост за последние 5 лет составил около 2,6% роста.

Учитывая все возможные погрешности в подобном вычислении и неравномерность выделения этих средств все равно можно предположить, что без этой щедрой европейской помощи Польше пришлось бы гораздо сложнее, а ее показатели были бы не такими внушительными.

Если же рассмотреть не Польшу, а более проблемную Венгрию, то ситуация еще более плачевная. Венгерские экономисты отмечают, что даже при прямом вливании всех выделяемых средств ЕС в инфраструктурные проекты страны, можно было достичь большего роста экономики, чем есть сейчас.

Не говоря уже о том, что нынешний рост в 2% ВВП без европейских дотаций был бы скорее всего сокращением экономики. Однако более умеренные коллеги находят другой аргумент такой математике — дело не только в венгерской экономике, но и в процессе освоения влитых средств.

Проще говоря — в коррупции.

Проблемы коррупции

Коррупция остается скрытым хотя и весомым фактором риска для европейской помощи. С одной стороны, антикоррупционные реформы стояли в условиях для присоединения к Союзу или Шегненской зоне (в случае Румынии, Болгарии и Хорватии).

С другой — ЕС имеет весьма ограниченное влияние на борьбу с коррупцией внутри государств. Вопросами коррупции с европейскими фондами занимается Европейское бюро по борьбе с мошенничеством (OLAF).

Однако бюро чаще всего берется за дела только после заявления со стороны национальных субъектов или структур.

Сейчас OLAF расследует большинство таких злоупотреблений в Германии, хотя ни размер помощи, ни уровень восприятия коррупции в стране не делает эту страну главной зоной риска. А все потому, что немецкие органы и организации чаще жалуются в европейские структуры при подозрении в коррупции.

Сейчас страны обсуждают возможные процедуры отзыва помощи при обнаружении серьезных манипуляций с деньгами ЕС и, возможно, этот механизм будет введен уже на следующую семилетнюю стратегию.

При этом эксперты неправительственной антикоррупционной организации Oziveny говорят, что эффективнее не бороться с коррупцией, а противодействовать ей, ограничивая число сфер для помощи.

Организация подчеркивает, что если все финансирование идет на одну сферу, то государству и обществу проще обеспечить надзор за деньгами, а значит и их эффективное использование.

Политика vs Экономика

Однако коррупция и Brexit — не единственные вызовы для следующей стратегии европейских фондов помощи. Куда более болезненными могут оказаться политические предпосылки. Под угрозой — все центрально-европейские страны, являющиеся крупнейшими реципиентами европейской помощи.

На этой неделе Еврокомиссия подала в суд против Польши, Чехии и Венгрии за их отказ принимать мигрантов. В правительствах всех трех стран присутствуют евроскептические настроения и не лучшие отношения с Брюсселем, плавно переходящие в затяжную конфронтацию по любому вопросу.

Более того, ЕС рассматривает варианты заморозки права голоса Польши и Венгрии в структурах Евросоюза из-за проблемы с реализацией верховенства права в своих странах. Все это может сказаться на экономике и на это публично намекали лидеры европейских стран.

Пока же страны ожидают 2019 год, когда начнутся основные рассмотрения новой стратегии финансирования, учитывая все нынешние реалии. Тогда европейским чиновникам придется использовать все свои возможности, чтобы сгладить критику со стороны богатых стран и не оттолкнуть «догоняющих» в объятия евроскептицизма.

Источник: https://delo.ua/econonomyandpoliticsinukraine/pomosch-po-evropejski-kak-bogatye-strany-es-subsidirujut-bednye-337039/

Страны-доноры и страны-реципиенты стремятся сделать помощь более эффективной

Помощь и страны-реципиенты

14.09.2008

На встрече в Гане на прошлой неделе официальные представители согласовали «Повестку дня действий» по путям для улучшения зарубежной помощи, которая, по мнению критиков, часто плохо координируется, отличается неэффективностью, затягивается из-за бюрократической волокиты или же оседает в карманах коррумпированных чиновников.

«От того, заработает ли помощь, зависит, что мы увидим в будущем – надежду или лишения», – заявил президент Всемирного банка Роберт Зеллик, выступая перед участниками Третьего форума на высоком уровне по эффективности помощи, который проходил в Аккре 2–4 сентября. «Последствия верного или неверного подхода к помощи весьма реальны», – добавил он.

На встрече в Аккре, которую совместно организовали Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Всемирный банк и правительство Ганы, присутствовали 1200 представителей правительственных структур, гражданского общества и финансовых институтов из более чем 100 стран.

Для многих бедных стран зарубежная помощь является основным источником финансирования для целей развития.

Как свидетельствует статистика Всемирного банка, в регионе стран Африки к югу от Сахары, в котором находится большинство беднейших стран мира, на долю зарубежной помощи приходится около двух третьих всего притока капитала.

Аналитики полагают, что недавний резкий рост цен на энергоносители и продовольствие сделал эффективность помощи еще более критичным фактором.

Участники встречи в Аккре оценили прогресс в достижении 12 целей повышения эффективности помощи, сформулированных в Парижской декларации 2005 г.

, в которой правительства стран-доноров обещали сделать помощь более предсказуемой и смягчить некоторые связанные с предоставлением помощи условия.

Кроме того, в этой декларации донорам также настоятельно рекомендовали усилить «степень принадлежности» проектов развития странам–реципиентам, а также согласовать помощь, поступающую из различных источников и работать для достижения взаимной ответственности за результаты развития.

Тогда как Всемирный банк дал неоднозначный анализ улучшений в области предоставления помощи за последние три года, НПО Oxfam International , занимающаяся вопросами борьбы с бедностью, в своем официальном заявлении утверждала, что «доноры добились незначительного прогресса в достижении многих целевых показателей Парижской декларации».

Аналитики считают, что обеспечение эффективности помощи имеет критически важное значение для борьбы с бедностью. И действительно, некоторые утверждают, что основной проблемой для развития является не недостаток собственно помощи (зарубежная помощь правительств богатых стран и помощь из частных источников составляет более чем 140 млрд долл. в год), а то, что она предоставляется неэффективно.

Президент Всемирного банка Зеллик сообщил участникам встречи, что среднюю страну–реципиента посещают в год 260 доноров, что в 2007 г. эти доноры провели впечатляющие 14 тысяч выездных миссий в 54 странах и что менее одной пятой этих проектов проводились совместно с другими донорами.

Он также отметил, что с ростом числа доноров сократился объем их индивидуальных взносов. По его словам, в 2006 г. было проведено более 70 тыс. операций предоставления помощи (для сравнения, десять лет тому назад их было 10 тыс.), а средняя стоимость проекта составляла всего 1,7 млн долл.

 США.

https://www.youtube.com/watch?v=cF1uQapz11Q

Хотя объем средств эксперты в области развития оценивают высоко, огромное число проектов уже само по себе является обузой для правительств развивающихся стран.

Исполнительный директор ЮНИСЕФ Энн Винеман рассказала участникам встречи, что она уже непосредственно сталкивается с последствиями: «Я встречалась с некоторыми министрами в развивающихся странах, которые говорили, что они тратят до 60% своего времени на встречи с индивидуальными донорами и организациями и что их сотрудники тратят больше времени на выполнение отдельных бюрократических процедур чем на достижение результатов».

Она отметила также, что доноры не всегда выполняют свои обещания: «В 2007 г. менее половины помощи предоставлялось в соответствии с графиком».

«Повестка дня действий»

После трехдневных интенсивных переговоров участники встречи согласовали Аккрскую повестку дня действий, которую впоследствии превозносили как важный шаг вперед в улучшении предоставления помощи и которую НПО и чиновники развивающихся стран высмеивали как не более чем слабый символический жест. Сообщают, что США и Япония активно выступали против включения жестких сроков для достижения целей в области предоставления помощи.

Тем не менее, участники встречи все же договорились, что необходимо направлять больше помощи через национальные государственные финансовые системы, а не через внешние агентства или механизмы финансирования. По данным ОЭСР сейчас в казну правительства страны-реципиента попадает менее четверти помощи.

Развивающиеся страны утверждают, что большая часть средств доноров уходит на оплату накладных расходов или на оплату экспертов из богатых стран.

По сообщению газеты “ The Daily Nation ”, Патрис Бемба, финансовый чиновник из Демократической Республики Конго, заявил: «Вы не можете требовать от нас или рассчитывать, чтобы мы добивались результатов или сокращали бедность, когда до нас доходит всего лишь 25% из выделенных средств».

В то же время, как показывает недавняя оценка ОЭСР, развивающиеся страны постоянно улучшают свои возможности для работы с поступающими средствами – было установлено, что 36% рассматриваемых развивающихся стран улучшили свои государственные финансовые системы после 2005 году.

Президент Всемирного банка Зеллик высказался в поддержку увеличения объема помощи для целей развития, которая направляется непосредственно в национальные бюджеты. По его словам, критически важно, чтобы правительства стран-реципиентов занимали в проектах развития «водительское кресло».

Эту же точку зрения разделяет и Роберт Фокс из Oxfam International : «Помощь должна укреплять местный потенциал, а не приводить к разрастанию параллельных империй помощи или не опираться исключительно на подрядчиков и консультантов из стран Севера».

«Чем скорее мы обеспечим, что доллары помощи укрепляют потенциал развивающихся стран в удовлетворении их собственных потребностей, тем лучше», – заметил Фокс.

ОЭСР также отметила, что доноры по меньшей мере добились некоторого прогресса в сокращении доли помощи, поступающей на определенных условиях, таких как требования, чтобы оборудование для проектов приобреталось в странах-донорах. По данным ОЭСР, в 2006 г. 47% помощи предоставлялось на определенных условиях, что ниже величины в 57% четырьмя годами раньше.

Но некоторые полагают, что требуется больше гибкости, особенно для продовольственной помощи. Зеллик заявил, что «ограничения, целевое предназначение и затруднительные условия для продовольственной помощи приводят к повышению затрат и их следует устранить, чтобы обеспечить, что продовольствие быстро попадает к тем, кто в нем нуждается больше всего».

Прогресс в достижении ЦРТ

Вопросы объема и качества помощи для бедных стран мира привлекли значительное внимание на международном уровне после принятия в 2000 году. Декларации тысячелетия и ЦРТ.

Как отмечается в опубликованном 4 сентября докладе ООН, торговля и помощь продолжают оставаться значительными препятствиями для достижения Целей развития тысячелетия (ЦРТ) в области сокращения бедности, даже несмотря на то, что сократилась задолженность некоторых беднейших стран мира.

В докладе указывается, что для достижения ЦРТ в 2010 г. потребуется, чтобы правительства и институты–доноры выделяли в течение ближайших двух лет дополнительно по 18 млрд долл. в год.

Администратор ПР ООН Кемаль Дервиш подчеркивал, что необходимо выполнить принятые на конференции в Аккре обязательства, что приобретает особую значимость в процессе подготовки к встрече на высоком уровне по ЦРТ позднее в этом месяце в Нью-Йорке, а также к ноябрьской конференции по обзору финансирования для целей развития (Доха), на которой основное внимание будет уделяться качеству зарубежной помощи и разнице между обязательствами доноров и их реальными выплатами.

По сообщению UN News Service , в своем заявлении Дервиш отметил, что «Аккрская повестка дня действий требует неотложных шагов: мы должны выполнить эти обязательства. Мы не можем ждать » .

Источник: http://trade.ecoaccord.org/news/trade/2008/0902.htm

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Помощь и страны-реципиенты

Известно — ведущие государства мира помогают слабым.

Первые — доноры, вторые — реципиенты.

Никогда не были реципиентами лишь США, СССР, развитые страны западной Европы, а также Россия.

Из тех, кто когда-то был «никем», а стал «всем» — Китай.

Среди нуворишей (в смысле — донорства) — нефтяные арабские султанаты, лидер среди которых — Cаудовская Аравия.

Самым древним (историческим) донором принято считать Египет: еще в V веке до н.э. фараоны, будучи выходцами из Греции, поставляли им зерно.

Сегодня Египет — один из тех, кто получает помощь.

Правда, и фараонов больше нет, и от того народа осталось 8 млн, остальных уничтожили…

Самый крупный донор — США.

После Второй мировой войны именно США возродили европейскую экономику, разработав план, получивший имя «план Маршалла», и оплатили стартовый этап программы в 15.8 млрд долларов.

Больше всех получили Великобритания, Франция, Германия и Италия.

И это экономисты считают крупнейшим в истории экономическим проектом с участием донора.

Для США указанная сумма составила 5.5% от ВВП. Сегодня та же доля составляет 1 трлн долларов.

После Второй мировой войны США стали сверхдержавой.

Для «донорской» работы в 1961 году было создано Агентство по международному развитию (USAID).

В 2012 году через USAID прошли 43% от общей донорской суммы в 31 млрд долларов.

Второй крупнейший донор — госдепартамент — 30%.

Министерство финансов — 9%, остальной объем помощи был предоставлен по линии работы за рубежом министерств — здравоохранения, энергетики, сельского хозяйства, а также других правительственных организаций.

Интерес представляет также военная помощь.

В 2012 году ее размер составил 24 млрд долларов.

Есть 2 условия: она предоставляется ключевым союзникам, и выделенные средства должны быть потрачены в США.

Любопытно, что реципиенты экономической (гражданской) и военной поддержки США совпадают.

Исключение — Израиль: экономическая помощь (2012 год) составила 25 млн долларов, военная — более 2.4 млрд.

Отметим, российские источники, которые «любят» Израиль, указывают 6 млрд. Но это не так: согласно Кэмп-Дэвидскому соглашению, Израиль всегда получает на 0.2 (и более) млрд меньше, чем Египет.

Лидеры среди реципиентов (помощи США): Афганистан — 13 млрд долларов, Ирак — 2.8, Египет — 2.7, Израиль — 2.4 и Иордания — 1.4 млрд долларов.

А сейчас вы удивитесь: в списке получателей — Россия и Украина.

Помощь России — 440 млн долларов, Украине — 282 млн.

В Россию поставляется электроника, необходимая для создания космических аппаратов.

В течение 1946-2012 годов США истратили на помощь зарубежным странам более 670 млрд долларов.

Еще одним крупным донором является Китай.

Длительное время он был бедным, настолько, что получал иностранную помощь.

Но сегодня он — 2-й в рейтинге мирового ВВП.

Не имея технологий, не умея создавать их, он скупает мировые бренды, теряя деньги, но получая опыт.

Китай «работает» с 93 странами мира, одна из таких стран — Израиль.

Но Израиль — единственная страна, которой Китай выделяет невозвратные гранты на обучение своих студентов, докторантов и инженеров.

75% получает сфера технологий, в основном — израильский High Tech.

Если в 2001 году (Rand Corporation) объем помощи из Китая зарубежным странам составил 1.7 млрд долларов, то в 2011 — уже 190 млрд долларов.

Это — на бумаге, реально (lenta.ru) в 2011 году Китай перевел всего… 20 млрд долларов.

Всего же за 10 лет объем реальной помощи составил 70 млрд долларов.

Среди реципиентов Китая лидирует Латинская Америка, далее следуют Африка, Ближний Восток, Южная Азия и Восточная Европа.

Самый крупный реципиент — Пакистан — 89 млрд долларов.

В чем эта помощь? Исключительно — истребители и различное другое оружие.

За деньги его не особенно покупают, а так — неприятности и пакости Индии.

Если же официально, то главная цель, на которую выделяются деньги — добыча и переработка природных ресурсов (42%).

Как всегда, получатель помощи должен не менее 50% от ее объема потратить на китайские товары и услуги.

И это, как видите, не помощь, а кредиты, правда — под низкий процент, который на 60% выше принятого в развитых странах.

Венесуэла — 12 млрд долларов, Бразилия — 10 млрд долларов, Ирак — 12 млрд долларов (списание долгов).

Все, как видите, страны-нефтяники.

Саудовская Аравия — крупнейшая из арабских нефтяных монархий, начала «помогать» после арабо-израильской войной 1973 года.

Короли-арабы ломали голову — кто будет покупать у них нефть после скачка цен?

И они попросту финансировали часть разницы в ценах — лишь бы покупали.

Цена вопроса — 70 млрд долларов. Адрес помощи — арабские страны, и, реже — мусульманские государства.

И сделали свое дело — мир привык к новым ценам.

Среди крупных финансовых подарков последнего времени — Египет под управлением военной хунты Сиси.

Ему выделены 5 млрд долларов.

Если помощь США имела экономический (гражданский) и военный характер, то СССР — сугубо политический.

По объему помощи СССР существенно уступал США (хотя российские авторы пишут — незначительно).

Это были поставки оружия в арабские страны — для войны против Израиля, и нефти — коммунистическим режимам стран Европы — в надежде развалить их.

Но, как известно, развалился сам СССР.

Значительно более разумно ведет себя Россия.

Прежде всего, это относится к списанию долгов в размере более 80 млрд долларов — от Сирии, Афганистана, Ливии, Ирака, Монголии, КНДР, Никарагуа.

Полученные экономические преференции — разработка месторождений в Латинской Америке, Ираке, Алжире, по разным причинам, в том числе — технологическому отставанию, особой выгоды не принесли.

Сегодня на повестке дня для России — обеспечение транзита нефти и газа на запад, и борьба за страны Средней Азии.

Россия морщится, но помогает: Беларусь — 4 млрд долларов, Украина (недавно — и неудачно) — 3 млрд, Киргизия за 6 лет — 2.3 млрд долларов.

Из «дальних стран» Россия оплачивает внимание и дружелюбие государств, участвующих в ее углеводородных проектах — Сербия, Кипр, Македония, Словакия…

Это — вполне логично и целесообразно.

Мы лишь немного приоткрыли занавес интересного спектакля — доноры и реципиенты мира.

Источник: http://newsland.com/user/4297769797/content/donory-i-retsipienty-mira/4585311

Страны-реципиенты

Помощь и страны-реципиенты

Определение 1

Реципиент – это объект или субъект, который получает (принимает) что-либо от другого объекта или же субъекта, являющегося донором.

Повышение роли и масштабов потоков иностранных инвестиций в мировой экономике связано с наличием возможности получения взаимной выгоды от данного процесса как странами-донорами, так и странами-реципиентами.

В странах-реципиентах, привлекающих иностранные инвестиции, наблюдается переход на догоняющую модель развития.

Постепенно спрос на прямые иностранные инвестиции со стороны стран-реципиентов увеличивается, за счет чего формируются и используются специальные программы, побуждающие иностранных инвесторов вкладывать свой капитал.

На сегодняшний день страны-реципиенты используют широкий спектр мер, который призван увеличить объемы инвестирования:

  • Гарантирование государством защиты от инвестиционных рисков;
  • Государственная организационно-правовая поддержка, призванная уменьшить транзакционные издержки;
  • Предоставление налоговых льгот и субсидий и т.д.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Понятие международной трудовой миграции

Определение 2

Международная миграция трудовых ресурсов представляет собой процесс перемещения рабочей силы из одного государства в другое с целью трудоустройства с более выгодными условиями.

Международная миграция труда является частью более глобального явления – мировой миграции населения, которая представляет собой процесс перемещения населения из одного государства в другое как по экономическим, так и по политическим, культурным, этническим, семейным и другим мотивам.

Эмиграция – это выезд из страны проживания в другую страну на постоянное место жительства, иммиграция же является обратным процессом, т.е. население въезжает в страну.

По данным в 2010 году в мире насчитывалось около 214 млн. человек (это 3% от всего населения мира), которые проживали в одной стране, но переселились в нее из других. Также многочисленна та категория мигрантов, которые переехали в чужую страну временно, к примеру, работали по временному контракту. Многие временно работают за рубежом нелегально, т.е. без какого-либо контракта.

Страны-реципиенты и страны-доноры в трудовой миграции

Анализируя международные миграционные потоки важно определить основные центры сосредоточения мигрантов, а именно, страны-реципиенты, и страны, в которых больше всего наблюдается отток мигрантов, такие страны называются странами-донорами.

Лидирующие позиции среди центров притяжения миграционных ресурсов занимают США и Западная Европа. По оценкам статистических органов США в стране в 2010 году временно или постоянно проживали 37,6 млн. чел., которые родились за пределами США, в том числе около 10 млн. чел.

относились к нелегальным иммигрантам. Ежегодный прирост иммигрантов в Западной Европе по некоторым оценкам достигает 1,5 млн. чел, 700 тыс. из которых относятся к рабочей силе. Примерами менее масштабных областей сосредоточения иммигрантов являются Австралия и Канада.

Так, в последнее десятилетие крупным мировым центром притяжения иммигрантов выступает и Россия. Приток переселяющихся иммигрантов составляет более 0,2-0,4 млн. человек в год.

Регулирование трудовой миграции на государственном уровне

Цель регулирования трудовой миграции на уровне государства состоит в достижении необходимого для принимающей стороны уровня иммиграции, а также в привлечении нужных работников. Внешняя трудовая миграция регулируется при помощи двусторонних и многосторонних отношений межправительственного уровня.

В странах-реципиентах применяются следующие ограничения на въезд трудовых иммигрантов:

  • Работник должен иметь профессиональную квалификацию, стаж работы;
  • Возрастные ограничения;
  • Ограничения по состоянию здоровья (запрещен въезд людям с наркотической зависимостью, больным ВИЧ и психическими расстройствами);
  • Существуют политические и социальные ограничения, что проявляется в том, что не допускается иммиграция ранее осужденных лиц за уголовные преступления, лиц, состоящих в реакционных партиях;
  • Установление квот со стороны государства на максимальную долю иностранной рабочей силы в национальной экономике, отдельных отраслях и предприятиях. Отдельные страны устанавливают ограничения на въезд для иммигрантов из стран Африки, Азии и т.д.

Экономическое регулирование миграции трудовых ресурсов регулируется с помощью следующих мер:

  • Иммигрант обязан уплатить пошлину за трудоустройство;
  • В первую очередь принимаются иммигранты, осуществляющие инвестиции в национальную экономику страны-реципиента;
  • Предприниматели, использующие труд иммигрантов, уплачивают дополнительный налог;
  • Время пребывания иностранной рабочей силы в данной стране ограничивается.

Замечание 1

Государства могут применять как профессиональные, так и отраслевые ограничения на использование трудовых ресурсов из-за рубежа в виде запретов. При явных запретах прямо указываются профессии, которыми нельзя заниматься иностранцам.

Источник: https://spravochnick.ru/ekonomika/strany-recipienty/

Выгоды и потери стран при использовании прямых иностранных инвестиций

Помощь и страны-реципиенты

Увеличение роли и масштабов потоков ПИИ в международной экономике вызвано возможностью получения взаимной выгоды от ПИИ как для стран-доноров, так и для стран — реципиентов ПИИ. По данным Международного валютного фонда, вывоз ПИИ в миро­вом масштабе увеличился за период с 1981 по 2000 г. более чем в 23 раза, ввоз — более чем в 20 раз.

Крупные национальные компании, развиваясь, имеют большой потенциал роста за счет снижения средних издержек производ­ства и действия положительного эффекта масштаба производства. Но увеличение производства ограничивается рамками емкости спроса на национальном рынке.

В этих условиях расширение про­изводства за счет выхода на мировой рынок открывает новые перс­пективы продажи товаров на зарубежных рынках и получение дополнительной прибыли за рубежом.

На этом этапе стали органи­зовываться транснациональные корпорации, которые ориентирова­лись на внешнеторговую деятельность и организацию производства в странах, предъявляющих спрос на продукцию транснациональной корпорации.

Переводя производство за рубеж, транснациональные корпорации стали замещать экспорт товаров экспортом самого про­изводства, прибегая к стратегии ПИИ. Организация собственного производства за рубежом может стать более предпочтительной формой экспансии, чем товарный экспорт, так как организация Производства за рубежом:

— ведет к экономии на импортном тарифе и транспортных рас­ходах;

—происходит экономия транзакционных издержек;

—развитые страны имеют возможность использовать более дешевую рабочую силу и сырье стран — реципиентов ПИИ;

—страны — доноры ПИИ зачастую используют возможность получения дополнительной прибыли за счет использования более

низких экологических стандартов в стране — реципиенте ПИИ.

Страны — реципиенты ПИИ откликнулись на возможность пе­рейти на догоняющую модель развития за счет привлечения ПИИ. Были оценены преимущества использования современного запад­ного менеджмента; более совершенных, чем доморощенные, произ­водственных технологий для увеличения темпов и качества роста национальной экономики.

Спрос на ПИИ со стороны стран-реципи­ентов возрос, и стали формироваться и использоваться специаль­ные программы, использующие побудительные механизмы для усиления выгодности иностранного инвестора. Странами — реци­пиентами ПИИ сегодня используется широкий спектр мер, при­званных увеличить объемы ПИИ.

Среди этих мер можно выделить прежде всего:

—гарантирование государством инвестиционных рисков;

—государственную организационно-правовую поддержку, при­званную снизить транзакционные издержки;

—налоговые льготы и субсидии;

— льготы по вывозу оборудования на организуемые предприятия.
Считается, что ПИИ может стать мощным рычагом увеличения

темпов развития экономики. Выделяют следующие выгоды привлечения ПИИ для принимающей страны:

—результатом привлечения ПИИ может быть мультиплика­тивный эффект развития смежных производств. ТНК начинают вкладывать средства не только непосредственно в производство и торговлю, но и в развитие смежных производств.

Организовывают­ся ремонтные и обслуживающие отрасли, вкладываются средства в формирование рыночной инфраструктуры, необходимой для продвижения товаров на рынок и увеличения конкурентных пре­имуществ выпускаемых товаров.

В этом случае увеличение ВВП происходит на большую величину, чем величина ПИИ, за счет мультипликативного эффекта развития смежных производств.

Таким образом, ПИИ может явиться импульсом дальнейшего увеличения темпов роста экономики в целом;

иностранные инвесторы часто делают ставку на успех проек­та не только за счет привлечения дополнительного капитала в про­изводство, но и за счет сочетания финансовых вложений с использо­ванием эффективных навыков управления производством. Таким образом, перенос навыков управления инвестора на предприятия

— получатель ПИИ становится нефинансовым рычагом развития производства.

Понимая значение грамотного управления для развития экономического потенциала страны, в Китае была принята программа, согласно которой иностранные инвесторы должны были в обязательном порядке Уз управленческого персонала фор­мировать из китайских служащих, что позволило Китаю в дальнейшем перенять западный опыт управления производством и вырастить отечественных специалистов-управленцев западного об­разца;

—привлечение ПИИ дает возможность использовать передо­вые иностранные или внедрять новые отечественные технологии производства.

Таким образом, происходит смена экстенсивного типа развития производства за счет вовлечения в него дополни­тельных ресурсов на интенсивный тип развития, основанный на смене технологии производства и выпуске товаров более высокого качества. Именно это привлекает страны догоняющего развития:

— становятся орудием прорыва на более высокий уровень технологического развития;

—ПИИ способствуют созданию новых рабочих мест, улучшению качества производственной, рыночной и социальной инфраструктуры и, наконец, росту благосостояния работников. В конечном счете увеличивается социально-экономическая стабильность региона в целом;

— ПИИ способствуют улучшению макроэкономического и финансового состояния страны за счет роста товарного предложения

ВНП. Последствиями этого для страны, принимающей ПИИ, ста­новятся: рост доходов населения, сокращение безработицы и инфляции; рост собираемости налогов увеличивает доходную часть государственного бюджета, сокращает угрозу дефицита государ­ственного бюджета и уменьшает потребность в государственных заимствованиях.

Кроме того, рост доходов у отечественных предприятии, скооперированных с иностранными инвесторами, приводит к росту денежной массы и к снижению процентных ставок. Удешевление кредита, в свою очередь, приводит к стимулированию инвестиционной активности в национальной экономике и к укреп­лению национальной валюты.

Возможность получить столь очевидные преимущества при­влечения ПИИ привлекает развивающиеся страны пуститься в по-; гоню за мировыми ПИИ потоками.

Однако ПИИ могут обернуться Для принимающей страны серьезными проблемами, если не учи­тывать возможного негативного влияния ПИИ на развитие нацио­нальной экономики.

К негативным последствиямпривлечения ПИИ для принимающей страны можно отнести:

—крупные иностранные инвесторы, и прежде всего ТНК, могут видеть в отечественных предприятиях не партнера по бизнесу, а прямого конкурента.

В этом случае для ТНК весьма соблазни­ тельной стратегией завоевания рынка сбыта собственной продук­ции становится выкуп предприятия-конкурента для его дальней­шего банкротства и закрытия.

Зная это, страны, принимающие

ПИИ, как правило, законодательно вводят ограничения, защи­щающие отечественные предприятия от подобного развития сце­нария.

Проводятся инвестиционные конкурсы, по условиям кото­рых иностранные инвесторы не только получают право выкупить долю отечественного предприятия, но им вменяются обязанности инвестировать средства в развитие производства. Несоблюдение обязанностей развития производства дает право предприятию, принимающему ПИИ, расторгнуть сделку и отобрать у иностран­ного владельца право владения долей предприятия;

—кроме прямого «обанкрочивания» отечественных конкурен­тов иностранными конкурентами, существует опасность сворачи­вания отечественного производства, которое не выдерживает це­новой конкуренции и конкуренции качества крупного ТНК, ис­пользующего преимущества положительного эффекта масштаба, налаженной системы управления и продвижения товара на рынок.
Сокращение отечественного производства является крайне нега­тивным последствием проникновения на рынок иностранных кон­курентов, так как каждое государство заинтересовано прежде все­го в развитии собственного производства, а не в его подавлении. Поэтому иностранные инвестиции можно пускать только на те рынки, развитие которых в настоящий момент за счет собственных источников затруднительно. Тогда эти рынки сознательно отдают­ся иностранным инвесторам, поскольку производство с помощью привлечения ПИИ более выгодно для страны, чем импорт;

—ПИИ недопустимо применять на стратегически важных производствах, использующих секретные технологии, материалы или знания. В этих областях проникновение ПИИ может использовать­ся как инструмент промышленного коммерческого или военного шпионажа. Должна быть законодательно оговорена невозмож­ность проникновения ПИИ в стратегически важные для страны от­расли и сферы экономики;

—промышленно развитые страны имеют жесткие экологиче­ские нормы производства.

Это может значительно снизить эффек­тивность проектов, в которых технология производства предпола­гает загрязнение окружающей среды или причинение вреда здоровью человека.

В этих условиях бывает более выгодно перенести
производство в развивающуюся страну, где законодательство обременено жесткими экологическими стандартами, чем исполь­зовать дорогостоящие очистные сооружения у себя в стране.

Страны, принимающие ПИИ, по-разному реагируют на возможность существенного ухудшения экологической обстановки: одни страны ужесточают экологические нормы, другие — как, например, Индия, — сознательно идут на прием экологически опасных ПИИ, в надежде любыми средствами увеличить темпы роста национальной экономики;

— и наконец, существует опасность приема криминального капитала, который может быть нацелен не на развитие законопо­слушного производства за рубежом, а на распространение за рубеж своей криминальной деятельности. Чтобы избежать этого, странам, принимающим капитал, приходится проверять легальность происхождения ввозимого капитала.

Основная выгода использования ПИИ странами-донорами сводится к возможности получения большей нормы прибыли, чем при использовании инвестиций в национальной экономике. Если раскрыть этот вопрос более подробно, то к числу выгод от ПИИ для страны-донора капитала следует отнести:

— в период бурного экономического роста возможен «перегрев»
экономики, когда в экономику вкладывается слишком много инвестиций, что может привести к перепроизводству товаров и дальнейшему глубокому экономическому спаду. В этом случае использование капитала не у себя в стране, а за рубежом позволяет снизить остроту проблемы перенакопления капитала и сделать экономический рост более длительным и постепенным;

— с помощью размещения производства в разных странах про­изводители получают возможность экономии на средних издержках производства за счет действия положительного эффекта мас­штаба;

—возможность экономии затрат за счет более низкой стоимости рабочей силы, сырья, снижения транспортных расходов и т. п.;

—возможность с помощью ПИИ получить монопольную прибыль, недоступную на национальном рынке.

Такая ситуация возможна, когда на национальном рынке существует жесткая конку­ренция, выпускаемая продукция не является уникальной, так как конкуренты производят аналогичную продукцию такого же ка­чества.

Но на зарубежном рынке эта продукция может быть уникальной, что позволяет инвестору, производя и реализуя продук­цию за рубежом, получать монопольную прибыль;

— возможность получать доход от морально устаревшего и
вредного производства. Выпускаемая продукция может оказаться соответствующей экологическим стандартам или же морально устаревшей и неконкурентоспособной на внутреннем рынке.

В этом случае перемещение производства в экономически менее разви­тую страну, не обладающую передовыми технологиями или не об­ремененную высокими экологическими нормами, может оказаться весьма успешной бизнес-стратегией, позволяющей значительно увеличить жизненный цикл товара и получать прибыль, недоступ­ную на внутреннем рынке страны экономической или политической ситуации в своей стране. Если возни­кает угроза конфискации или потери капитала в своей стране, то ка­питал вывозится за рубеж. В этом случае можно говорить о «бегстве капитала», так как основным критерием вывоза капитала становит­ся не увеличение прибыли, а снижение риска потери капитала. При бегстве капиталов происходит сдерживание экономического роста страны, так как необходимые для поддержания экономического рос­та инвестиции не вкладываются в стране, а утекают за рубеж.

Наряду с выгодами использования ПИИ для страны-донора возможны и потери:

—возможно сдерживание экономического роста страны в слу­чае «бегства капитала», так как необходимые для поддержания экономического роста инвестиции не вкладываются в стране, а утекают за рубеж;

—отток капитала делает его более дорогим фактором произ­водства. увеличение цены капитала неизбежно приводит к сниже­нию инвестиционной активности и темпов экономического роста.
Это может быть не выгодно стране, если она находится на стадии экономического кризиса или оживления экономики, когда необхо­димость инвестиций для страны высока;

—вывоз капитала отрицательно сказывается на уровне занято­сти в стране — доноре капитала;

—отток капитала отрицательно сказывается на платежном ба­лансе страны.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/17_48126_vigodi-i-poteri-stran-pri-ispolzovanii-pryamih-inostrannih-investitsiy.html

Refpoeconom
Добавить комментарий