НОВАЯ СРАВНИТЕЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Новая сравнительная экономика. sonin.ru — уроки экономики. читать онлайн

НОВАЯ СРАВНИТЕЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Чем занималась «старая сравнительная экономика», понятно. Сейчас в это трудно поверить, но всего пятьдесят лет назад многим казалось, что плановая экономика — более прогрессивная экономическая система, чем капиталистический рынок.

Способность правительства концентрировать огромные ресурсы там, где это представлялось необходимым, была грозным инструментом.

Неудивительно, что и вполне капиталистические экономисты, предлагая рецепты быстрого роста для развивающихся стран, упирали на государственные инвестиционные проекты.

Попытки пустить экономики третьего мира в галоп провалились еще в 1960-х. Через десять лет стало ясно, что все социалистические экономики испытывают трудности, еще в 1944 году предсказанные Фридрихом Хайеком. В отсутствие свободного рынка решения плановых органов — куда инвестировать и что развивать — становились все менее эффективными.

А в отсутствие подходящих институтов, правил игры, определяющих взаимоотношения экономических субъектов, не получалось создать для этих субъектов правильные стимулы. Крах социалистических экономик подарил было надежду на победу одних и тех же капиталистических правил во всех этих экономиках. Однако разные страны требовали разных реформ.

До «большого перехода» — от социалистической экономики к капиталистической — представлялось, что главная угроза правам собственности исходит от бедных членов общества.

С незапамятных времен разбойники грабили купцов и просто честных граждан, отнимая и товар, и деньги, и стимулы к тому, чтобы продолжать заниматься производительной деятельностью.

Со времен Адама Смита экономисты понимали, что защита от разного рода разбойников, или, говоря научным языком, защита прав собственности, — ключевое условие экономического развития. Опыт переходного периода после краха социализма показал, что угроза со стороны разбойников — не единственная проблема.

Оказалось, что, когда нет порядка, опасность для инвестиций и собственности граждан представляют другие граждане, богатые и сильные.

Те, кто может захватить и подчинить институты, которые на бумаге выглядят вполне прилично, — прикормить прокурора, застращать судью и подкупить мэра.

То, что в неравном обществе основная угроза правам собственности — не от государства, а от влиятельных граждан — урок переходного периода.

В программной статье «Новая сравнительная экономика» пять авторов, занимавшихся до этого в основном происхождением юридических систем и связанных с ними институтов, определяющих положение бизнеса по всему миру, предложили новый подход52.

Вместо того чтобы сравнивать две системы, можно сопоставить множество способов организовать капиталистическую экономику.

Для каждой страны нужны подходящие институты — от романтического максимализма гарвардца Джеффри Сакса, считавшего в начале 1990-х, что существует единый магический путь к развитой капиталистической экономике, не осталось и следа.

По большому счету все сводится к той же дилемме. Или сильная центральная власть и беззащитные перед ней граждане, или слабая власть и граждане, беззащитные друг перед другом.

Сильный центр обеспечит права собственности — то есть стимулы к экономическому развитию, не давая одним гражданам грабить других. Зато, возможно, сам ограбит граждан, отняв имущество, а то и жизнь.

Поэтому главный вопрос новой сравнительной экономики — это вопрос о том, как должно быть устроено общество, чтобы был найден правильный баланс между двумя полюсами — диктатурой и хаосом.

В XVII веке Гоббс боялся беспорядка и потому предпочитал абсолютную монархию. Через сто лет Гамильтон и Мэдисон, обсуждая конституцию будущих Соединенных Штатов, нашли возможность ограничить центральную власть с помощью механизмов федерализма.

Еще через двести лет эмпирические исследования лишь усложнили поиск окончательного ответа: китайский курс на децентрализацию экономического планирования, взятый в 1980-х годах, считается одним из главных слагаемых «китайского чуда».

А российская спонтанная децентрализация 1990-х не дала правильных стимулов ни местным властям, ни фирмам.

«Новая сравнительная экономика» — развитие другой «новой» экономики — новой институциональной экономики. Для «старых институционалистов» Веблена и Коммонса институциональное развитие — просто эволюция политических, экономических, социальных норм. Коуз и Уильямсон добавили в картину этой эволюции структурности: институты меняются не просто так.

Компании минимизируют трансакционные издержки. Стоимость написания, заключения и исполнения контрактов определяет, что именно предприятие производит внутри, а что заказывает у других фирм.

Точно так же в новой сравнительной экономике наилучшие институты для какой-то страны — это те, при которых общественные издержки — и опасность беспорядка, и опасность диктатуры — минимальны.

Откуда взяться оптимальным институтам? Джанков с соавторами перечисляет разные возможности.

Во-первых, институты могут появиться как следствие политического спроса: победа «прогрессивных» кандидатов в президенты США — Теодора Рузвельта, Уильяма Тафта, Вудро Вильсона — привела к значительному увеличению государственного регулирования.

Иными словами, из «хаоса», в котором крупные участники рынка могли манипулировать этим рынком как хотели, ситуация сместилась в сторону «диктатуры».

Вместо издержек «провалов рынка» появились издержки «провалов государства»: с одной стороны, нерегулируемый рынок более рискован, чреват периодическими кризисами. С другой — регулируемый хуже учитывает информацию, находящуюся в распоряжении отдельных участников. На таком рынке кризисы, возможно, происходят реже, зато масштаб их может быть гораздо больше, чем на нерегулируемом.

Во-вторых, институты могут появляться под давлением лоббистов. Лицензирование какой-либо деятельности и другие барьеры для входа в отрасль — часто как раз результат усилия групп особых интересов.

В-третьих, институты могут рождаться как следствие переговоров между разными группами в элите.

Сговор баронов с принцем Джоном, по которому непопулярный король удержал свою корону ценой значительных уступок, — пример того, как сиюминутное соглашение дает жизнь установлению, на века определившему развитие страны.

  • 98
  • 99
  • 100
  • 101
  • 102
  • 103
  • 104
  • 105
  • 106
  • 107
  • 108
  • 109
  • 110
  • 111
  • 112
  • 113
  • 114

Источник: https://bzbook.ru/Sonin-ru-Uroki-ekonomiki.106.html

Что отличает российскую экономику от советской

НОВАЯ СРАВНИТЕЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Екатерина Кузьмина/РБК

Логика развития ведет российскую экономику и государство в разные стороны. Экономические субъекты, встраиваясь в глобальную хозяйственную систему, рационализируются; государство — деградирует.

25 лет без СССР

История современной России началась 25 лет назад, когда в 1991 году от СССР начали откалываться союзные республики. В течение 1991 года они проводили референдумы и объявляли о собственной независимости. В декабре Совет республик Верховного Совета СССР принял декларацию о прекращении существования СССР в связи с образованием СНГ. Что изменилось в стране за это время?

Страна собственников

Почему экономически Россия это не Советский Союз и никогда им уже не станет?

Самое основное — в современной России полностью унич­тожен так называемый советский человек. Хорошо это или плохо, но прежние ценности разрушены в 1990-е годы.

Основным мотивом сегодня является выгода, а не ка­ки­е­-­то абстрактные принципы. Что бы ни говорили «консерваторы», Россия — страна абсолютно либеральная и большинство ее граждан исповедует принцип anything goes.

Ничто не свидетельствует о том, что люди готовы жертвовать своими интересами ради государства и общества.

Россияне за постсоветское время стали богаче и независимее. Приватизировано более 80% городских квартир, построено более 10 млн частных домов. Действуют около 4 млн коммерческих фирм и 3,6 млн индивидуальных пред­принимателей. Личное богатство граждан выросло в десятки раз; появились средний класс, до 80 тыс. долларовых миллионеров и сотни входящих в мировую бизнес-элиту.

Конечно, государство контролирует значимую часть экономики и крупная собственность «условна» — ее могут в любой момент отнять; однако это частные случаи.

Да, люди могут говорить, что любят власть и государство, но если это госу­дарство покусится, например, на те же приватизированные квартиры, по­строенные дома или приобретенную землю, оно проживет считаные дни.

«Советское» подчинение общества власти невозможно, несмотря на то что некоторые частные случаи, казалось бы, говорят об обратном.

Радикально изменилась экономическая структура. В СССР в начале 1980-х годов доля промышленности составляла 58,6% валового общественного продукта, а сфера услуг и финансовый сектор практически отсут­ствовали. Сейчас они являются основой экономики и движителями хозяйственного роста.

Однако еще важнее тот факт, что современная экономика имеет совершенно иное представление об эффективности. В Советском Союзе с его замкнутым хозяйственным циклом можно было производить любые товары, невзирая на издержки, — сейчас это невозможно.

Именно поэтому внутреннее потре­б­ление ресурсов рухнуло (нефти — на 31%, стали — на 46%, угля — в 2,7 раза) и экономика стала откровенно сырьевой. Это прискорбно, но не надо забывать, что сохранившиеся и вновь возникшие отрасли в новых условиях если и не более конкурентоспособны, то более нужны стране.

Доля инвестиций в ВВП упала с почти 40% до менее чем 20%, и ни­какие усилия не смогут серьезно ее увеличить — просто потому, что в рыно­чной среде инвестировать в неэффективные производства означает лишь терять деньги и ресурсы, не более того.

Имен­но поэтому в стране почти не строится новых предприятий: мы не знаем, как их сделать эффективными, но хотя бы понимаем, что не нужно плодить неэффективные активы, и это уже шаг к нормальности. В отличие от советской экономики российская абсолютно рациональна, и вернуть ее в иррациональное состояние нельзя.

Маленькая, но глобальная экономика

В отличие от советской российская экономика глобализирована и интегрирована в мировую. Если оборот внешней торговли СССР в 1985 году составлял 10,1% валового общественного продукта (см.

: «Народное хозяйство СССР в 1990 году» и «Внешние экономические связи СССР в 1990 году»), то в 2015-м он до­стиг в рыночных ценах почти 43,5% ВВП (ВВП — 74,1 трлн руб., оборот внешней торговли — около $527 млрд, среднегодовой курс — 60,95 руб. за долл.). Глобализировано все.

Экономику, критически зависимую от поста­вки более чем 200 позиций товарной номенклатуры, невозможно «закрыть», тем более если подавляющее большинство чиновников и менеджеров не мыслят себя «в отрыве» от зарубежных собственности и активов.

Никакого импортозамещения у нас не получится, что, собственно, уже признается на высоком уро­вне, — прежде всего потому, что оно противоречит экономической эффективности. Делать свое, причем дороже и хуже, чем импортное, будут готовы лишь те, кто захочет на этом что-то украсть, но они не смогут развернуть экономические процессы вспять.

Опять-таки, непроизводительная экономика не может закрыться, ибо в проти­вном случае она не сможет сбывать свободные ресурсы (в 2014 году на экспорт пошло 64% нефти [включая нефтепродукты], 35% газа и 43% угля против 32, 13,1 и 4,8% соответственно в 1989 году) и лишится источника финансирования. А открытые экономики не способны десятилетиями идти против глобальных хозяйственных трендов.

Подводя предварительный итог, нужно отметить еще одно обстоятельство: в 1984 году советская экономика была, как ни считай, больше экономики как ФРГ, так и Китая; страна управляла мощной системой сателлитов.

Сегодня с 3,3% (по ППС) и 1,6% (по рыночным курсам валют) глобального ва­лового продукта и без единого союзника Россия — пустое пространство ме­жду объединенной Европой (17,1 и 24,0% глобального продукта) и Китаем (16,6 и 13,4%). Страна такого масштаба не может быть самодостаточной и иметь прежние экономические и геополитические амбиции.

Россия скоро опустится глубоко во вторую десятку мировых экономических держав, и с этого времени сравнения с СССР окажутся окончательно пустыми.

Государство неразвития

Над российской экономикой и российским обществом существует государство, радикально отличающееся от советского.

Советская политическая система обеспечивала выживание определенной (пусть и ущербной) экономики, тогда как нынешняя российская занята только самой собой. Современная политиче­ская «элита» служит не развитию государства, а своему карману, и только ему.

Ее благосостояние возникает как прямой вычет (точнее — воровство) из государственного бюджета, инвестиций госкорпораций, доходов рыночных компаний и граждан. Эта элита в отличие, например, от Саудовской Аравии или Объединенных Арабских Эмиратов не может легализовать свое богатство и задает экономике «вектор неразвития».

Именно поэтому одна из госкомпаний может позволить себе потратить 2,4 трлн (!) руб. на невостребованные проекты, а в масштабе страны таких десятки.

Неудивительно, что современная Россия единственная из сырьевых экономик, которая так и не смогла нарастить физические объемы производства ресурсов за последние 25 лет; единственная из emerging markets, не показавшая значимого развития основных элементов инфраструктуры. Причина тому в нашем государстве, которое так отличается от советского, что в принципе не может быть поставлено на слу­жбу обществу, пусть даже и не слишком эффективную.

Наконец, логика развития ведет российскую экономику и государство в разные стороны. Экономические субъекты, встраиваясь в глобальную хозяйственную систему и воспринимая ее законы, рационализируются и развиваются; государство, пополняясь все менее компетентными бюрократами (иные были бы опасны вышестоящему начальству), деградирует.

В результате государство в отличие от СССР концентрирует конт­роль над не самыми передовыми, а самыми традиционными отраслями и над активами, которые не способно усовершенствовать. Даже если срав­нить оборонку 1985 года с той же отраслью 25-летней давности (1960 год) и нынешний ВПК с ним же конца советского периода, все станет понятно.

Это стремление «удержать достигнутое» приводит к доминанте сырьевых отраслей и провалу всех попыток модернизации (вполне объяснимому, если учесть, что во властных структурах практически нет лоббистов новых технологических секторов и сторонников развития конкурентной среды в экономике).

Поэтому если в СССР экономика страны развивалась в направлении, не соответствующем глобальным трендам, но все же развивалась и государство было агентом развития, то в России государство де-факто выступает апологетом неразвития, что в итоге проявляется и в категорическом неприятии политических и идеологических новаций.

Экономика отдельно — государство отдельно

Все сказанное означает, что российская экономика, в отличие от советской на некоторое время отпущенная на самотек, впитала критическую часть черт, характерных для большинства современных экономик. Лишить их ее невозможно: экономика в этом случае просто перестанет существовать.

В то же время государство не нашло своего места в этой новой реальности, поэтому начало концентрировать под своим контролем экономически более простые (примитивные) отрасли, которые в большей степени могут быть управляемы «командными» методами.

Соответственно, главная задача российского государства сегодня выглядит как перераспределение через бюджет доходов рыночно эффективных отраслей и компаний и «инвестирование» их по большей части в бессмысленные проекты (Олимпиа­да в Сочи, саммит АТЭС во Владивостоке, ненужные газопроводы, железная до­рога Курагино — Кызыл, объекты инфраструктуры к ЧМ-2018 и др.).

Но учитывая, что эффективная экономика нужна всему обществу, а воровство бюджета лишь его части, сложно надеяться на устойчивость системы.

Экономически современная Россия — это не Советский Союз, но это некая остановка на пути, ве­ду­щем от советской экономической системы к нормальной рыночной экономике. Так как первые шаги на этом пути были очень быстрыми, остановка эмоциона­льно воспринимается в наши дни как возврат в прошлое, хотя таковым не является.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2016/02/09/56bc83fb9a794713b41712fc

Самые сильные экономики мира

НОВАЯ СРАВНИТЕЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Экономические циклы и изменения по-разному сказываются на отдельных странах, но лидеры, как правило, сохраняют свои позиции в любых условиях. Самые сильные экономики мира кардинально не изменились по сравнению с 1980 годом. В двадцатке крупнейших появилось лишь 3 новых государства.

Более того, ключевые игроки удерживают большинство мирового богатства. На первые десять экономик приходится 68% номинального ВВП мира, а на первые двадцать – 81%. Остальные 172 страны производят меньше 1/5 глобальных экономических продуктов.

Чтобы составить этот рейтинг мы проанализировали статистику МВФ (Международного валютного фонда) и рассказали про экономику каждой страны отдельно.

1. США

  • Номинальный ВВП: $21,44 трлн
  • ВВП на основе ППС: $21,44 трлн

Источник: ru.wikipedia.org

США удерживают статус лидирующей экономики мира с 1871 года. В 2019 году в номинальном выражении её объём составил $21,44 трлн. В 2020 году прогнозируется $22,32 трлн.

Эту страну часто называют экономической сверхдержавой, потому что она составляет почти ¼ от мировой экономики, отличается развитием инфраструктуры, технологий, обилием природных ресурсов. И это при том, что 80% валового внутреннего продукта страны приходит из сферы обслуживания.

При оценке на основе паритета покупательской способности США уступает первую строчку Китайской Народной Республике и отстаёт на $6 млрд. По прогнозам ВМФ, разрыв будет увеличиваться, и к 2024 году у США будет $25,79 трлн, а у КНР — $39,81 трлн.

2. Китай

  • Номинальный ВВП: $14,14 трлн
  • ВВП на основе ППС: $27,31 трлн

Самые сильные экономики мира не обойдутся без Поднебесной. За несколько последних десятилетий Китай достиг экспоненциального роста, преодолев барьеры централизованной закрытой торговли. Теперь это производственный и экспортный центр, который иногда называют «фабрикой мира».

В 1980 году КНР была в ТОП-20 на седьмой строчке с $305,35 млрд ВВП. У США тогда было $2,86 трлн. Благодаря реформам, начатыми в 1978 году, Китай фактически стал наращивать по 10% ВВП каждый год. В последнее время эти темпы замедлились, хотя и остаются очень высокими.

Всемирный банк, говоря о скачке экономического роста Китая в 2017 году, ссылается на циклическое восстановление мировой торговли. В 2018 году организация прогнозировала рост на 6,6%, и была права. В 2019 году рост составил 6,1%. Постепенно к 2023 году он, по оценке экспертов, снизится до 5,6%.

Из-за большого населения Китай не входит в число лидеров по ВВП на душу населения —$19 500 (74 место в мире).

3. Япония

  • Номинальный ВВП: $5,15 трлн
  • ВВП на основе ППС: $5,75 трлн

Финансовый кризис 2008 года потряс Страну восходящего солнца, поскольку он сопровождался слабым внутренним спросом и огромным государственным долгом. Кроме того, после выхода из пике произошло сильное землетрясение, ударившее по экономике и социальной сфере. Но к 2020 году экономика Японии преодолела отметку по номинальному ВВП в $5 триллионов. Прогноз к 2021 – $5,59 триллиона.

Японская экономика получит дополнительный стимул к Олимпиаде-2020, которая всегда привлекает в страну-организатора инвестиции. Укреплению также способствует жёсткая денежно-кредитная политика Банка Японии.

В 2019 году ВВП на душу населения составил $45 550 – тридцать первый показатель в мире.

4. Германия

  • Номинальный ВВП: $3,86 трлн
  • ВВП на основе ППС: $4,44 трлн

У Германии не только самая большая, но и самая крепкая экономика в Европе.

Она четвёртая в мире при оценке по номинальному ВВП. ВВП по паритету покупательской способности равен $4,44 трлн, а на душу населения – $53 570 (20-е место).

В 1980 году немецкий экономический объём составлял $850 млрд, чего хватало для третьего места в рейтинге.

Германия сильно зависела от экспорта капитальных товаров, и это усилило влияние кризиса 2008 года. В 2016 и 2017 годах экономика выросла на 2,2% и 2,5%. В 2018 и 2019 – на 1,5% и 0,5%. Прогноз на 2020 год – 1,2%.

Сохранению экономической силы Германии способствует запуск Индустрии 4.0. Это стратегическая инициатива по созданию ведущего рынка и поставщика передовых производственных решений для всего мира.

5. Индия

  • Номинальный ВВП: $2,94 трлн
  • ВВП на основе ППС: $11,33 трлн

Индия – государство с самой быстрорастущей экономикой в мире, хоть и сбавляющей обороты в последние годы. В 2019 году она отобрала пятую строчку в рейтинге у Великобритании. Однако ВВП на душу населения этой стране далёк от лидерских позиций — $8 380.

В 1980 году объём индийской экономики составлял лишь $189 млрд (13-е место). В 2018 экономика выросла на 6,8%, в 2019 – на 6,1%. На 2020 год ВМФ прогнозирует рост на 7%.

Постколониальная Индия сначала была сугубо аграрным государством, но серьёзно нарастила производство и сферу обслуживание за последние десятилетия. Сегодня услуги составляют 60% экономики и обеспечивают 28% рабочей силы.

Промышленность является вторым по значимости сегментом и активно стимулируется через правительственные инициативы. Сельскохозяйственный сектор занимает около 17%, но это по-прежнему много по сравнению с западными странами.

Экономические преимущества Индии сейчас – это низкая зависимость от экспорта, высокая демография и рост среднего класса. Именно поэтому Индия по праву входит в самые сильные экономики мира.

6. Великобритания

  • Номинальный ВВП: $2,74 трлн
  • ВВП на основе ППС: $3,13 трлн

Соединённое Королевство занимает шестое место по номинальному ВВП, и девятое – по ВВП исходя из ППС. На душу населения приходится $46 830, что ставит страну на 30-ю «ступеньку» в мире. В 2019 году номинальный ВВП достиг 2,74 трлн, к 2023 ожидается $3,02 триллиона.

С 1992 по 2008 год британская экономика наблюдала восходящие тренды в каждом квартале. Однако с апреля 2008 года на протяжении пяти кварталов фиксировалось снижение объёмов производства. Экономика за это время сократилась на 6%, а на возврат к дорецессионному уровню ушло пять лет.

Три четверти ВВП в экономику Соединённого Королевства вносит сектор услуг. Второй по значимости сегмент – сельское хозяйство. Несмотря на то что в нём занято лишь 2% рабочих, 60% продовольственных потребностей Великобритании производится внутри страны.

7. Франция

  • Номинальный ВВП: $2,71 трлн
  • ВВП на основе ППС: $3,06 трлн

Франция – самая посещаемая страна в мире, имеющая третью по величине экономику в Европе. Она обеспечивает высокий уровень жизни с ВВП на душу населения $47 220.

В последние годы экономический рост замедлился, и под давлением растущей безработицы правительству пришлось разрабатывать план по перезагрузке. В 2014-2016 годах всемирный банк фиксировал уровень безработицы в 10%. К концу 2019 этот показатель снизился до 8,5%.

Помимо туризма, составляющего важную часть экономической системы, Франция – один из ведущих сельскохозяйственных производителей. На неё приходится около трети аграрных угодий ЕС.

Страна занимает шестую строчку в мире по объёму сельхозпроизводства и уступает по его экспорту только США. В обрабатывающей промышленности преобладают химпром, автомобилестроение и вооружение. Всё это помогает Франции быть в числе самых сильных экономик мира.

8. Италия

  • Номинальный ВВП: $1,99 трлн
  • ВВП на основе ППС: $2,44 трлн

Несмотря на статус значимого члена Европейского союза, Италия испытывает проблемы: безработица всё ещё около 10% (среди молодёжи – 28,6%), в республике очевиден политический и экономический хаос. Кроме того, существует государственный долг в районе 144% ВВП.

Но ресурс для восстановления есть, учитывая стабильный экспорт и инвестиции в бизнес. В 2016 и 2017 годах зафиксирован рост на 1,1% и 1,7%, в 2018 – на 0,9%. В 2019 году ВВП не изменился. На 2020 год МВФ прогнозирует +0,5%.

9. Бразилия

  • Номинальный ВВП: $1,85 трлн
  • ВВП на основе ППС: $3,46 трлн

Бразилия – самое большое по площади и населению государство в Южной Америке. Внутренняя политическая неопределённость, коррупционные проблемы и окончание так называемого сырьевого суперцикла ослабили инвестиционную и деловую среду в стране, но, кажется, положение выправляется.

В 2006-2010 годах Бразилия набирала в среднем по 4,5%, в 2011-2013 – по 2,8%. В 2014 год рост составил 0,5%. После отката на 3,3% в 2016 году снова наметился растущий тренд: +1,1% в 2017 и 2018, +0,9% в 2019.

10. Канада

  • Номинальный ВВП: $1,73 трлн
  • ВВП на основе ППС: $1,9 трлн

Канада сместила Россию с десятого места рейтинга в 2015 году и сохраняет позицию до сих пор. В 2019 году номинальный ВВП достиг $1,73 трлн, а к 2023 ожидается рост до $2,12 трлн.

Несмотря на большое значение сегмента обслуживания, 68% экспорта составляют промышленные продукты. Канада уделяет много внимания промышленности как ключевому фактору будущего экономического роста.

В 2017 году королевство зафиксировало рост на 3%, в 2018 – на 1,9%, в 2019 – на 1,5%. Прогноз на 2020 год – прирост 1,8%.

11. Россия

  • Номинальный ВВП: $1,64 трлн
  • ВВП на основе ППС: $4,35 трлн

Россия тоже входит в самые сильные экономики мира. Наша страна – крупнейшее государство, но лишь одиннадцатое по номинальному ВВП. При рассмотрении ВВП на основе ППС – шестое.

1990-е годы стали сложнейшим периодом для экономики страны, унаследовавшей опустошённую промышленность и сельское хозяйство.

В нулевых был зафиксирован рост на 7%, но это было связано с сырьевым бумом. Зависимость от энергоносителей плохо сказалась на России в кризисные времена 2008-2009 и 2014 годов.

2016 год завершился приростом экономики на 0,2%. В 2017 страна добилась роста на 1,6%, в 2018 – на 2,3%, в 2019 – на 1,1%. ВМФ предполагает, что в 2020 номинальный ВВП России вырастет на 1,9%.

12. Южная Корея

  • Номинальный ВВП: $1,63 трлн
  • ВВП на основе ППС: $2,32 трлн

Южная Корея известна такими конгломератами, как Hyundai и Samsung, но не только их стараниями республика проникла в самые сильные экономики мира и приблизилась к ТОП-10. За последние десятилетия страна добилась невероятного прогресса, войдя в число глобальных лидеров в сфере высоких технологий.

В 1960-е годы Южная Корея была одной из беднейших стран по ВВП на душу населения, а сейчас находится на 32-й позиции в мире по этому показателю ($44 740). Индустриализация и международная торговля уже в 2004 году ввели её в «клуб триллионников». В 2019 году экономика Южной Кореи выросла на 2%.

Сейчас она одна из ведущих мировых экспортёров. Ещё в стране созданы потрясающие условия для инвестирования из-за рубежа и ведения бизнеса.

13. Испания

  • Номинальный ВВП: $1,4 трлн
  • ВВП на основе ППС: $1,94 трлн

Экономика Испании стабильно занимает 5-е место по объёму в Европе и быстрее, чем итальянская, возвращается к докризисному уровню 2008 года. В отраслевой структуре 2/3 занимают услуги, 12% — промышленность, 2,3% — сельское хозяйство. Один из локомотивов экономики – туризм. Посещаемость Испании растёт каждый год с 2009 по 2019.

Активному росту препятствует слабость в секторах информационных технологий, электроники, инженерных коммуникаций.

В 2017 году реальный рост ВВП составил 3%, в 2018 – 2,6%, в 2019 – 2,2%. Прогноз МВФ на 2020 год – прирост 1,8%.

14. Австралия

  • Номинальный ВВП: $1,38 трлн
  • ВВП на основе ППС: $1,36 трлн

Австралия обладает крупнейшей экономикой в Тихом океане и девятой биржей ценных бумаг по капитализации в мире. Она стабильно увеличивает ВВП с 2009 года.

В 2013 страна была 12-й в мире по объёму ВВП, к 2018 её обогнали Южная Корея и Испания. Но в том же 2018 году Австралия была страной с самым большим срединным богатством на одного взрослого.

В 2017 году рост ВВП составил 2,4%, в 2018 – 2,7%, в 2019 – 1,7%. На 2020 год прогнозируется 2,3%.

В начале 2020 года по стране ударили катастрофические лесные пожары. Полностью оценить урон пока невозможно, но это точно станет одним из препятствий росту ВВП.

15. Мексика

  • Номинальный ВВП: $1,27 трлн
  • ВВП на основе ППС: $2,63 трлн

В 2001 году Мексика была восьмой страной мира по номинальному ВВП. К 2004 – выпала из первой десятки, а к 2009 – обосновалась на 15 месте.

В экономике этой страны важную роль играет нефтяная промышленность. Поэтому 2015-2016 году под действием неблагоприятной динамики нефтяных цен номинальный ВВП Мексики уменьшился на 18,8%. За этим последовал рост, и страна почти «отыграла» упущенное.

По данным МВФ, в 2017-2018 ВВП Мексики рос на 2-2,1%, в 2019 – на 0,4%. На 2020 год прогнозируется 1,3%.

Читайте: Топ-20 стран, которые живут богаче остальных

Экономика

Источник: https://invlab.ru/biznes/samye-silnye-ekonomiki-mira/

Refpoeconom
Добавить комментарий