6.3.1. Правовой статус и роль соглашений, заключаемых на разных уровнях

6.3.1. Правовой статус и роль соглашений, заключаемых на разных

6.3.1. Правовой статус и роль соглашений, заключаемых на разных уровнях

Принятая в России система коллективно-договорного регулирования отношений в сфере труда включает в себя заключение генеральных, отраслевых, территориальных соглашений и коллективных договоров в первичном звене. При этом важное значение имеет определение правового статуса элементов многоуровневой системы соглашений в условиях переходной экономики.

Генеральное соглашение — инструмент коллективно-договорного регулирования трудовых отношений, определяющий согласованные позиции сторон по основным принципам проведения социально-экономической политики в предстоящий период и их совместные действия по ее реализации.

Генеральные соглашения заключаются на федеральном уровне, а также на уровне субъектов Российской Федерации и административно-территориальных образований в составе субъектов Российской Федерации.

Федеральное соглашение является трехсторонним и заключается между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации.

На уровне субъектов Российской Федерации и административно-территориальных образований в составе субъектов Российской Феде-рации участниками соглашений могут быть соответствующие профсоюзы и их объединения; объединения работодателей или уполномоченные работодателями представительные органы; орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Генеральные соглашения должны включать, как правило, общие установки социально-экономической политики данного периода и ох-ватывать совокупные интересы работников и работодателей.

В них предусматриваются положения: о принципах регулирования трудовых отношений, в том числе в сфере развития рынка труда и занятости населения, в области оплаты труда наемных работников, Доходов и уровня жизни населения, социальной зашиты населения, социального обеспечения, условий, охраны труда и социального страхования.

Отраслевые соглашения определяют согласованные позиции сторон по основным принципам социально-экономической политики в отрасли, совместные действия участников соглашений по их реализации. Участниками отраслевых соглашений являются, как правило, три стороны.

На федеральном уровне — соответствующие общероссийс-кие профсоюзы и их объединения, общероссийские объединения-работодателей или иные уполномоченные работодателями представитель-ные органы, Министерство труда и социального развития Российской Федерации.

На уровне субъектов Российской Федерации и админис-тративно-территориальных образований в составе субъектов Российской Федерации—соответствующие профсоюзы и их объединения; объ-единения работодателей или иные уполномоченные работодателями представительные органы, органы по труду субъекта Российской Фе-дерации.

Соглашения, заключаемые на уровне отраслей, ориентируются главным образом на интересы работников и работодателей данной отрасли при одновременном учете параметров решения социально-экономических проблем, зафиксированных в генеральном соглашении. Территориальные соглашения заключаются между представительными органами наемных работников (как правило, территориальными советами профсоюзов), объединениями работодателей или иными уполномоченными работодателями представительными органами, территориальными органами исполнительной власти или местного самоуправления. Работодатели и работники предприятий и организаций, расположенных в конкретном регионе, исходят в процессе переговоров об условиях труда и других аспектах социальной политики из экономических условий производства на данной территории и адекватных им трудовых соглашений.

Поскольку рынок труда формируется на отдельных территориях, территориальные соглашения относятся к важнейшим инструментам социального партнерства.

Их значение определяется тем, что они являются первой ступенью децентрализованного регулирования трудовых отношений. Коллективный договор как правовой акт, инструмент коллективно-договорного регулирования трудовых отношений между работни-ками организации и работодателями призван определять согласованные позиции сторон по решению важнейших вопросов условий и оплаты труда, социальных выплат и компенсаций, социального обеспечения и страхования и других аспектов жизни коллектива. Он должен определить также обязательства и ответственность сторон за выполнение основных его положений. Колдоговор является двусторонним соглашением и заключается между представительным органом наемных работников (профсоюзным комитетом) и работодателем (администрацией). Он, как правило, дополняет и развивает нормы, принятые в отраслевом, территориальном и генеральном соглашениях, конкретизирует их. При этом во внимание принимаются также финансовое положение предприятий и орга-низаций и особенности положения в социально-трудовой сфере коллектива. Таким образом, четкое распределение функций и определение круга проблем, решаемых на государственном, региональном, отраслевом уровнях и непосредственно на предприятиях должны обеспечивать согласованные действия звеньев единой системы договорного регулиро-вания трудовых отношений без дублирования и противоречий. Взаимосвязь соглашений по уровням должна означать не только их увязку по предмету договора, но и по срокам, периодичности и пос-ледовательности их заключения. Генеральное соглашение, определяющее основные подходы к решению социально-экономических проблем в тот или иной промежуток времени, должно опережать кампанию договорного регулирования на других уровнях. Вопрос согласования сроков заключения соглашений, как показывает практика, важен прежде всего с точки зрения создания преемственной взаимосвязи принимаемых на разных уровнях социального партнерства решений. Одновременно необходимо урегулирование вопроса форм ответ-ственности, законодательного ее закрепления в принимаемых норма-тивных актах. Отсутствие четкого перечня мер ответственности сторон и механизмов, позволяющих реализовать формы ответственности, в значительной мере снижают качество социального партнерства на всех уровнях. Все названные теоретико-методические подходы к развитию системы заключения коллективных соглашений и договоров, к сожалению, в действующих в Российской Федерации нормативно-правовых актах1 до конца не решены, что в определенной мере отражается на реальной практике коллективно-договорного регулирования трудовых отношений. К числу требующих уточнения проблем относятся: определение правового статуса всех видов соглашений, необходимость и порядок заключения коллективных договоров на предприятиях негосударственных форм собственности, обязанности предпринимателей всех уровней вести переговоры по регулированию трудовых отношений, усиление и расширение функций государства в правовом обеспечении формирования системы социального партнерства. Продолжает остро стоять вопрос о необходимости принять законодательные акты или дополнения к действующим законам, разграничивающие функции и полномочия сторон переговоров на каждом их уровне без ущемления прав каждой из них и обеспечивающие реализацию системы регулирования трудовых отношений на различных уровнях. Механизм договорного регулирования действует в современной России далеко не в полную силу в связи с несформировавшимися до конца представительными органами работодателей и наемных работников, отсутствием нормативной регламентации функций отдельных видов соглашений. Практика договорного регулирования заработной платы, как показывают исследования, проведенные Институтом труда Минтруда России, не ориентирована в должной мере на обеспечение основных функций заработной платы — воспроизводственной, и сти-мулирующей. 1 Закон Российской Федерации «О коллективных договорах и соглашениях», принятый в марте 1992 г., а затем уточненный и дополненный в ноябре 1996 г., Феде-ральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (принят Государственной Думой в декабре 1995 г.), а также Положение о Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации в декабре 1994 г. Между тем различия в оплате труда по категориям работников, территориям и отраслям должны складываться под влиянием совокуп-ности взаимоувязанных факторов: различия в сложности труда, обусловленные неоднородностью технического базиса производства и сложностью объектов приложения труда; различия в природно-климатических и производственных условиях труда, оказывающих влияние на условия воспроизводства рабо чей силы и на обеспеченность соответствующих сфер приложения труда рабочей силой (спрос и предложение рабочей силы); различия в результативности труда отдельных работников и эффективности работы коллективов в целом, в увязке с.оценкой сте-пени взаимодействия технических, организационных и пфофесси-онально-квалйфикационных факторов; различия в значимости сфер приложения труда для развития эко номики в целом.

Анализ показывает, что складывающаяся дифференциация в оплате труда далеко не всегда учитывает действие этих факторов

Источник: Л.И. Абалкина. Курс переходной экономики. 1997

Источник: https://uchebnik-ekonomika.com/obschie-rabotyi_719/631-pravovoy-status-rol-soglasheniy.html

Вопрос

6.3.1. Правовой статус и роль соглашений, заключаемых на разных уровнях

Какие акты относятся к муниципальным правовым актам, устанавливающим статус организаций, учредителем которых выступает муниципальное образование, а также какие соглашения, заключаемые между органами местного самоуправления, вступают в силу после их официального опубликования (обнародования) с учетом положений Федерального закона от 18 июля 2017 г. № 171-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», внесшего изменения, среди прочего, в ч. 2 ст. 47 Федерального закона № 131-ФЗ?

Ответ

В соответствии с ч. 1 ст. 44 и ч. 3 ст.

47 Федерального закона № 131-ФЗ муниципальные правовые акты вступают в силу в порядке, установленном уставом муниципального образования, за исключением нормативных правовых актов представительных органов муниципальных образований о налогах и сборах, которые вступают в силу в соответствии с НК РФ. При этом, ч. 2 ст. 47 Федерального закона № 131-ФЗ (в редакции Федерального закона № 171-ФЗ) предусматривается, что муниципальные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций, учредителем которых выступает муниципальное образование, а также соглашения, заключаемые между органами местного самоуправления, вступают в силу после их официального опубликования (обнародования).

Порядок опубликования (обнародования) муниципальных правовых актов устанавливается уставом муниципального образования и должен обеспечивать возможность ознакомления с ними граждан, за исключением актов или их отдельных положений, содержащих сведения, распространение которых ограничено федеральным законом (п. 6 ч. 1 ст. 44 и ч. 3 ст.

47 Федерального закона № 131-ФЗ). В этой связи необходимо отметить, что согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29). При этом ч. 2 ст.

24 Конституции Российской Федерации, обязывающая органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом, не определяет порядок и условия реализации гарантируемого ею права, – это компетенция федерального законодателя, который, исходя из потребностей защиты частных и публичных интересов, вправе установить разные уровни гарантий и степень возможности реализации указанного права, а также возможных ограничений на получение информации при условии соразмерности таких ограничений конституционно признаваемым целям их введения (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, ограничение права, вытекающего из ч. 2 ст.

24 Конституции Российской Федерации, допустимо лишь в соответствии с федеральными законами, устанавливающими специальный правовой статус не подлежащей распространению информации, обусловленный ее содержанием, в том числе наличием в ней данных, составляющих государственную тайну, сведений о частной жизни, конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2000 г. № 3-П).

В соответствии же с пп. 1 п. 4 ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г.

№ 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Федеральный закон № 149-ФЗ) не может быть ограничен доступ к нормативным правовым актам, затрагивающим права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также устанавливающим правовое положение организаций и полномочия государственных органов, органов местного самоуправления.

Кроме того, п. 3 ст.

8 Федерального закона № 149-ФЗ предусматривает, что организация имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления информации, непосредственно касающейся прав и обязанностей этой организации, а также информации, необходимой в связи с взаимодействием с указанными органами при осуществлении этой организацией своей уставной деятельности.

До вступления в силу Федерального закона № 171-ФЗ открытость и доступность документов, устанавливающих правовой статус организаций, учредителями которых выступают муниципальные образования, а также соглашений, заключаемых между органами местного самоуправления, обеспечивалась только в случае размещения их текстов на официальных сайтах органов местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (что само по себе не является обязательным), предоставлением возможности ознакомления с документами при непосредственном обращении в органы местного самоуправления и в иных формах, прямо не предусмотренных федеральным законодательством.

В целях обеспечения большей информационной открытости и прозрачности в деятельности органов местного самоуправления Федеральным законом № 171-ФЗ был расширен перечень документов, подлежащих официальному опубликованию (обнародованию), путем включения в их число муниципальных нормативных правовых актов, устанавливающих правовой статус организаций, учредителем которых выступает муниципальное образование, а также соглашений, заключаемых между органами местного самоуправления. При этом необходимо отметить, что лингвистически формулировка рассматриваемой нормы не позволяет отнести указанные соглашения к числу муниципальных нормативных правовых актов, но их включение именно в данное положение обуславливается смысловым содержанием ч. 2 ст. 47 Федерального закона  № 131-ФЗ, предполагающим содержательную согласованность установления единого перечня актов, подлежащих официальному опубликованию (обнародованию) в целях вступления в законную силу.

Следует отметить, что около 5,9 тыс. муниципальных образований нашей страны являются учредителями муниципальных унитарных предприятий, почти 11,9 тыс. – учредителями муниципальных учреждений (не считая органов местного самоуправления, наделенных статусом юридических лиц). Всего в общей сложности ими создано около 11 тыс.

муниципальных унитарных предприятий и около 125 тыс. муниципальных учреждений (по состоянию на 1 марта 2017 года). Во всех 85 субъектах Российской Федерации созданы организации межмуниципального сотрудничества – советы муниципальных образований субъектов Российской Федерации. В указанных советах состоит подавляющее большинство (около 20,7 тыс.

) муниципальных образований страны.

В то же время 478 муниципальных образований участвуют в иных межмуниципальных некоммерческих организациях, 314 – в межмуниципальных хозяйственных обществах; 675 муниципальных образований имеют двусторонние договоры о межмуниципальном сотрудничестве в пределах субъектов Российской Федерации, в которых они расположены, более 472 – с муниципальными образованиями других субъектов Российской Федерации; 419 муниципальных образований имеют договоры о внешнеэкономическом сотрудничестве, включая договоры с «городами-побратимами» и соглашения о приграничном сотрудничестве.

Кроме того, сохраняет значение договорной механизм передачи отдельных полномочий по решению некоторых вопросов местного значения по соглашениям между органами местного самоуправления муниципальных районов и входящих в их состав поселений. Данный механизм так или иначе востребован более чем двумя третями муниципалитетов.

Так, в 2016 году 762 муниципальных района передали часть полномочий по решению своих вопросов местного значения органам местного самоуправления 199 городских и 6,8 тыс. сельских поселений; в 2017 году соответственно 752 муниципальных района передали часть своих полномочий органам местного самоуправления 209 городских и 7,0 тыс. сельских поселений.

В свою очередь, в 2016 году органы местного самоуправления 1 129 городских и 13,2 тыс. сельских поселений передали часть своих полномочий 1 361 муниципальному району; в 2017 году – 1085 городских и 12,7 тыс. сельских поселений передали часть своих полномочий 1 348 муниципальным районам.

В этой связи граждане должны иметь гарантированный доступ к информации о том, для каких местных задач создается соответствующая муниципальная организация и о том, какие полномочия передаются в системе поселение – муниципальный район, с какими еще муниципальными образованиями и в каком направлении осуществляется сотрудничество.

При этом полагаем, что к рассматриваемым соглашениям могут относиться любые соглашения, заключаемые между органами местного самоуправления и (или) от имени муниципального образования и имеющие публично-правовой характер, а под муниципальными нормативными правовыми актами, устанавливающими правовой статус организаций, учредителем которых выступает муниципальное образование, в контексте п. 17 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. № 1009, а также п. 12 Разъяснений о применении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных приказом Минюста России от 4 мая 2007 г. № 88, следует понимать типовые, примерные положения (уставы) об органах (например, территориальных), организациях, подведомственных соответствующим органам местного самоуправления, а также устанавливающие правовой статус организаций, выполняющих в соответствии с муниципальными нормативными правовыми актами отдельные наиболее важные муниципальные функции, либо оказывающие в установленном порядке муниципальные услуги.

К указанным актам не относятся учредительные документы организаций, включая их уставы, которые не обладают признаками, характерными для нормативных правовых актов, и не являющиеся таковыми по своей организационно-правовой сути.

В рассматриваемом контексте следует отметить, что задача законодателя состоит в том, чтобы правовое регулирование было точным, четким и ясным, не допускающим произвольного толкования правовых норм (Постановление Конституционного Суда от 30 октября 2003 г. № 15-П). При этом законодатель, как правило, должен «выводить за скобки» общие повторяющиеся моменты, формализуя их в качестве самостоятельных норм и дефиниций.

Таким образом, из вышеприведенных правовых предписаний в их совокупности следует, что федеральный законодатель, действуя в рамках своей компетенции, с целью законодательной формализации норм Конституции Российской Федерации и федеральных законов, может конкретизировать положения действующего законодательства, в том числе путем уточнения перечня актов, подлежащих официальному опубликованию (обнародованию), что и было воспроизведено в Федеральном законе № 171-ФЗ.

Источник: http://komitet4.km.duma.gov.ru/Voprosy-i-otvety/Federalnyj-zakon-ot-6-oktyabrya-2003-god/Municipalnye-pravovye-akty/Vstuplenie-v-silu-municipalnyh-pravovyh-/item/12798518

Refpoeconom
Добавить комментарий