25.1. Исторические формы колониализма

Читать

25.1. Исторические формы колониализма
sh: 1: —format=html: not found

Л.С. Васильев

История Востока

Часть третья

Восток в период господства колониализма (середина XIX – середина XX вв.)

Глава 1

Колониализм на традиционном Востоке

Период колониализма – третий этап истории Востока. Как и оба предыдущих, древность и средневековье, он не был связан с кардинальной ломкой существующей структуры, за исключением, пожалуй, Японии.

Но все же этот новый этап – в отличие от средневековья, близость которого к восточной древности вполне очевидна и прослеживается по многим параметрам, – принес Востоку нечто сущностно новое, что и побуждает говорить о нем как об отдельном и важном для понимания судеб Востока в целом периоде его истории.

Период колониализма на Востоке

Здесь снова необходимо вернуться к проблеме периодизации истории, как всеобщей, так и восточной. Хорошо известно, что в марксистской историографии особо выделялся период новой истории, формационно соответствующий капитализму и завершающийся в этом его качестве 1917 годом.

Существовали, правда, разногласия по поводу того, каким временем следует датировать начало новой истории: то ли французской революцией, то ли английской или даже нидерландской. В любом случае, однако, начало новой истории видели в одной из таких буржуазных революций.

Разумеется, и для истории Европы и даже для всей мировой истории (в которой Европа последние века безусловно лидирует и задает тон) вычленение этапа господства капитализма важно и имеет немалый смысл. Но как при этом быть с Востоком?

Нет слов, всемирная история должна быть всемирной и иметь нечто общее хотя бы при ее периодизации. И когда речь шла о хронологической грани между древностью и средневековьем в начале второй части данной работы, это обстоятельство принималось во внимание, тем более что тогда речь шла об условной грани. Но теперь ситуация несколько иная.

Перед нами уже не условный, а действительно новый этап в истории Востока, связанный с проникновением туда колониального капитала вначале преимущественно в торговой, а затем и в промышленной его форме.

Совершенно очевидно, что хронологически этот этап, важный для Востока в целом, включая Африку и Латинскую Америку, не вполне совпадает с хронологическими рамками европейской новой истории. Как же быть?

Легче всего закрыть на это глаза, что обычно и делается в учебных пособиях, а также в специальных работах и энциклопедиях.

Раз наступил период новой истории и раз этот период в некотором смысле всеобщий, всемирный, так что же мудрствовать? И история всех стран автоматически делится в соответствии с рамками европейской истории, вне зависимости от того, насколько это соответствует реалиям и динамике исторических событий в той или иной стране и тем более на Востоке в целом. Между тем периодизация как метод интерпретации и даже просто понимания исторических событий тем и ценен, для того и нужен, чтобы увидеть и вычленить определенные закономерности процесса развития. Если же вместо анализа этого процесса идти по пути автоматического пристегивания его к общему ходу событий, то это ничем не отличается от того, чтобы для упрощения понимания считать все древние общества рабовладельческими, а все средневековые – феодальными. Просто и понятно каждому. Но не хватит ли такой простоты?

Вот почему, оставляя в стороне вопросы о периоде новой истории в Европе, о хронологических рамках этого периода и его важности для понимания всемирной истории, стоит поставить перед собой иные: каким временем можно очертить столь важный для истории Востока период господства колониализма, где начало этого периода, чем и почему следует обозначить его конец?

Как уже было показано, начало колониальной торговой экспансии было положено в XVI в. В Индии и особенно Индонезии, а также в Африке колониальная экспансия португальцев, испанцев, затем голландцев, англичан и французов ширилась с каждым веком. Понемногу она захватывала и другие районы Востока.

Логически рассуждая, именно XVI век по справедливости можно было бы считать началом этапа колониализма. И в какой-то степени это именно так и было.

Дело в том, что, хотя колониализм так и не сумел привести к кардинальной ломке структуры стран традиционного Востока и тем более содействовать становлению там капитализма (о Японии разговор особый), он, однако, как уже было упомянуто, принес Востоку нечто сущностно новое.

Вопрос только в том, как понимать это новое. Что это такое? И с какого именно момента этого сущностно нового было достаточно, чтобы вести речь о новом этапе истории Востока?

На этапе торговой экспансии, сопровождавшейся грубыми вторжениями, территориальной аннексией выгодных форпостов, подчинением и даже определенной деформацией хозяйства в некоторых странах (Индия, Индонезия), а также массовым порабощением людей (Африка, частично Индонезия), активному воздействию колониализма подверглись лишь некоторые страны Востока. Кроме того, к кардинальным изменениям и существенной деформации экономики традиционных восточных обществ этап колониальной торговой экспансии не вел. Целью колонизаторов были вначале лишь восточные редкости, прежде всего пряности, а затем рабы. И хотя платили они за это мало, но все-таки платили. Серебро текло с запада на восток, а не в обратном направлении. То есть перед нами торговля. Пусть неравноправная, подчас неэквивалентная, даже из-под палки, сопровождавшаяся принуждением и насилиями, порабощением людей и т. п., но все же именно торговля.

К торговому обмену Восток привык. Более того, не были для него необычными ни несправедливости, ни насилия, ни даже зверства, ни массовое порабощение людей либо вторжения злобных иностранцев. Достаточно напомнить о монгольском нашествии, о походах Тимура.

Правда, торговый колониализм принес с собой и нечто новое, к чему на Востоке еще далеко не везде привыкли: он принуждал людей к каждодневному тяжелому регулярному труду, сопровождая это принуждение силой оружия и превращая таким образом труд в каторгу, которую долго могли выдерживать лишь немногие (собственно, именно это и вызывало потребность во все новых и новых отрядах обреченных на быструю гибель рабов). Но этого нового было в те времена, о которых идет речь (XVI—XVIII вв.), еще все же недостаточно для того, чтобы говорить о сущностно новом, хотя принуждение к труду и было его важным элементом.

Иное дело – XIX век, век колониальной экспансии промышленного капитализма. Картина совершенно иная. Поток фабричных товаров из метрополий стал быстро превращать колонии и зависимые страны Востока в ценные для европейского капитализма рынки сбыта и не менее ценные источники сырья.

Рыночные связи теперь устанавливались гораздо более прочно, а по их каналам средства (включая и серебро) текли теперь чаще в обратном направлении.

Этому сопутствовали разорение традиционного восточного ремесла, упадок торговли, а также крушение привычных норм бытия и сопровождавшие его политические кризисы, ослабление государственной власти и многое другое, с этим связанное.

Вот это и есть то сущностно новое, что вносило немало изменений в привычные нормы и условия жизни стран и народов Востока. Вот почему целесообразно хронологически начинать период колониализма на Востоке именно с XIX в. Где раньше, где позже, но в целом примерно с XIX в., может быть, даже с середины его.

Естественно и логично, что конец периода колониализма следует видеть именно там, где он вполне отчетливо прослеживается, т. е. в середине XX в., после второй мировой войны.

Для Востока в целом, включая и Африку, концом периода колониализма и потому важнейшим для его истории хронологическим рубежом является именно то время, когда он высвободился от колониальной зависимости, когда страны Востока стали независимыми.

Поэтому неудивительно, что в качестве рамок, которыми следует ограничить новый этап истории Востока в целом, этап колониализма, берутся именно предлагаемые здесь, т. е. середина XIX – середина XX в. Совершенно очевидно, что при всей включенности Востока в мировую историю, особенно в эти XIX—XX вв.

, предлагаемые рамки более адекватно отвечают реальному историческому процессу, нежели те, которые исторически мало с ним связаны, хотя и имеют всемирно-историческое значение.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=96&p=4

Исторические формы колониализма

25.1. Исторические формы колониализма

Особенности формирования колониальной системы

В рабовладельческом обществе слово «колония» означало «поселение». Древний Египет, Месопотамия, Греция, Рим имели колонии-поселения на чужой территории. Колонии в современном значении слова появились в эпоху Великих географических открытий в конце XV — начале XVI вв. В результате Великих географических открытий начинает формироваться колониальная система.

Этот этап развития колониализма связан с формированием капиталистических отношений. С этого времени понятия «капитализм» и «колониализм» находятся в неразрывной связи. Капитализм становится господствующей социально-экономической системой, колонии являются важнейшим фактором, ускоряющим этот процесс.

Колониальный грабеж и колониальная торговля были важными источниками первоначального накопления капитала.

Колония — это территория, лишенная политической и экономической самостоятельности и зависящая от метрополий. На завоеванных территориях метрополии насаждают капиталистические отношения.

Так произошло в колониях Англии в Северной Америке, Австралии, Новой Зеландии и Южной Африке. Местное население не могло противостоять силе колонизаторов, оно было либо уничтожено, либо загнано в резервации.

Основным населением в образовавшихся после получения независимости государствах стали переселенцы из Европы.

На Востоке колонизаторы не смогли утвердиться абсолютно. В этих странах они были меньшинством, и попытки изменить сложившуюся структуру общества в целом закончились неудачей. Основной причиной можно считать многовековые традиции и устойчивость восточного общества.

В то же время было бы неправильно говорить, что колонизаторы не оказали влияния на ход исторического развития народов Азии и Африки. В этой связи важно отметить то, что в этих регионах внедрение капиталистических отношений встречало противодействие традиционных структур.

Таким образом, важно выделить основные этапы и характер колонизации, которые менялись по мере развития европейского капитализма, и выявить характер изменений, происходящих в странах Востока в период колониализма.

Начальный период

Период первоначального накопления капитала и мануфактурного производства предопределил содержание и формы взаимоотношений колоний и метрополий.

Для Испании и Португалии колонии были прежде всего источниками золота и серебра. Естественной практикой их был откровенный грабеж вплоть до истребления коренного населения колоний.

Однако золото и серебро, вывезенные из колоний, не ускорили становление капиталистического производства в этих странах.

Большая часть богатств, награбленных испанцами и португальцами, способствовала развитию капитализма в Голландии и Англии. Голландская и английская буржуазия наживалась на поставках товаров в Испанию, Португалию и их колонии. Захваченные Португалией и Испанией колонии в Азии, Африке и Америке стали объектом колониальных захватов Голландии и Англии. 

Период промышленного капитализма

Следующий этап развития колониальной системы связан с промышленной революцией, которая начинается в последней трети XVIII в. и заканчивается в развитых европейских странах примерно к середине XIX в.

Наступает период обмена товарами, который втягивает колониальные страны в мировое товарное обращение.

Это приводит к двойным последствиям: с одной стороны, колониальные страны превращаются в аграрно-сырьевые придатки метрополий, с другой — метрополии способствуют социально-экономическому развитию колоний (развитие местной промышленности по переработке сырья, транспорта, связи, телеграфа, печати и т. д.).

К началу Первой мировой войны на этапе монополистического капитализма складываются колониальные владения трех европейских держав:

Страна Территория  колоний, млн. км2Население, млн. чел.
Англия  Франция Германия33,5

10,6

3

400

55

13,3

На этом этапе завершается территориальный раздел мира. Ведущие колониальные державы мира усиливают вывоз в колонии капитала.  

КОЛОНИАЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ МИРА

КОЛОНИАЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ МИРА, раздел мира между великими державами (Великобританией, Францией, Германией, Италией, США, Россией, Японией) в последней четверти XIX – начале ХХ в.

Франко-прусская война 1870–1871 завершила эпоху формирования национальных государств в Западной Европе; на европейском континенте установилось относительное политическое равновесие – ни одна держава не обладала военным, политическим или экономическим перевесом, который позволил бы ей установить свою гегемонию; более чем на сорок лет Европа (за исключением ее юго-восточной части) избавилась от военных конфликтов. Политическая энергия европейских государств обратилась за пределы континента; их усилия сконцентрировались на разделе еще не поделенных территорий в Африке, Азии и бассейне Тихого океана. Наряду со старыми колониальными державами (Великобританией, Францией, Россией), в колониальной экспансии приняли активное участие новые государства Европы – Германия и Италия, – а также США и Япония, сделавшие в 1860-х решающий исторический выбор в пользу политической, социальной и экономической модернизации (война Севера и Юга 1861–1865; революция Мейдзи 1867).

Среди причин активизации заморской экспансии на первом месте стояли политические и военно-стратегические: стремление создать мировую империю диктовалось как соображениями национального престижа, так и желанием установить военно-политический контроль над стратегически важными регионами мира и не допустить расширения владений соперников.

Определенную роль сыграли и демографические факторы: рост населения в метрополиях и наличие «человеческих излишков» – тех, кто оказался социально невостребованным на родине и был готов искать удачи в далеких колониях.

Имели место также экономические (особенно коммерческие) мотивы – поиск рынков сбыта и источников сырья; однако во многих случаях хозяйственное освоение происходило очень медленно; нередко колониальные державы, установив контроль над той или иной территорией, фактически «забывали» о ней; чаще всего экономические интересы оказывались ведущими при подчинении относительно развитых и наиболее богатых стран Востока (Персия, Китай). Достаточно медленно происходило и культурное проникновение, хотя «обязанность» европейцев «цивилизовать» дикие и непросвещенные народы выступала как одно из главных обоснований колониальной экспансии. Представления о естественном культурном превосходстве англосаксонской, германской, латинской или желтой (японской) рас использовались в первую очередь для оправдания их права на политическое подчинение других этнических групп и на захват чужих земель.

Главными объектами колониальной экспансии в последней четверти 19  в. оказались Африка, Океания и еще не поделенные части Азии.

Раздел Африки.

К середине 1870-х европейцы владели на африканском континенте частью прибрежной полосы. Наиболее крупными колониями были Алжир (фр.), Сенегал (фр.), Капская колония (брит.), Ангола (порт.) и Мозамбик (порт.).

Кроме того, англичане контролировали зависимый от Египта Судан, а на юге континента существовало два суверенных государства буров (потомков голландских переселенцев) – Южно-Африканская республика (Трансвааль) и Оранжевое свободное государство.

Северная Африка.

Северная Африка, самая близкая к Европе часть континента, привлекала внимание ведущих колониальных держав – Франции, Великобритании, Германии, Италии и Испании.

Египет был предметом соперничества Великобритании и Франции, Тунис – Франции и Италии, Марокко – Франции, Испании и (позже) Германии; Алжир являлся преимущественным объектом интересов Франции, а Триполитания и Киренаика – Италии.

Открытие Суэцкого канала в 1869 резко обострило англо-французскую борьбу за Египет. Ослабление Франции после франко-прусской войны 1870–1871 заставило ее уступить ведущую роль в египетских делах Великобритании. В 1875 англичане купили контрольный пакет акций Суэцкого канала.

Правда в 1876 был установлен совместный англо-французский контроль над египетскими финансами. Однако в период Египетского кризиса 1881–1882, вызванного подъемом патриотического движения в Египте (движение Араби-паши), Великобритания сумела оттеснить Францию на задний план.

В результате военной экспедиции в июле-сентябре 1882 Египет оказался оккупированным англичанами и фактически превратился в британскую колонию.

В то же время Франции удалось выиграть борьбу за западную часть Северной Африки. В 1871 Италия попыталась аннексировать Тунис, но была вынуждена отступить под давлением Франции и Великобритании. В 1878 английское правительство согласилось не препятствовать захвату французами Туниса.

Воспользовавшись незначительным конфликтом на алжиро-тунисской границе в марте 1881, Франция вторглась в Тунис (апрель-май 1881) и принудила тунисского бея подписать 12 мая 1881 Бардоский договор о фактическом установлении французского протектората (формально провозглашен 8 июня 1883).

Планы Италии приобрести Триполитанию и тунисский порт Бизерту провалились. В 1896 она признала французский протекторат над Тунисом.

В 1880–1890-х Франция сосредоточила усилия на расширении своих алжирских владений в южном (сахарском) и западном (марокканском) направлениях.

В ноябре 1882 французы захватила область Мзаб с городами Гардая, Геррара и Берриан. В ходе военной кампании в октябре 1899 – мае 1900 они аннексировали южно-марокканские оазисы Инсалах, Туат, Тидикелт и Гурара.

В августе-сентябре 1900 был установлен контроль над Юго-Западным Алжиром.

В начале 20 в. Франция приступила к подготовке захвата султаната Марокко.

В обмен на признание Триполитании сферой интересов Италии, а Египта сферой интересов Великобритании Франции была предоставлена свобода рук в Марокко (секретное итало-французское соглашение от 1 января 1901, англо-французский договор от 8 апреля 1904).

3 октября 1904 Франция и Испания достигли договоренности о разделе султаната.

Однако противодействие Германии помешало французам установить в 1905–1906 протекторат над Марокко (первый марокканский кризис); тем не менее, Альхесирасская конференция (январь-апрель 1906), хотя и признала независимость султаната, в то же время санкционировала установление французского контроля над его финансами, армией и полицией. В 1907 французы оккупировали ряд районов на алжиро-марокканской границе (прежде всего округ Уджады) и важнейший марокканский порт Касабланку. В мае 1911 они заняли Фес, столицу султаната. Вызванный этим новый франко-германский конфликт (второй марокканский (Агадирский) кризис) в июне-октябре 1911 разрешился дипломатическим компромиссом: по договору 4 ноября 1911 за уступку ей части Французского Конго Германия согласилась на французский протекторат в Марокко. Официальное установление протектората произошло 30 марта 1912. По франко-испанскому договору 27 ноября 1912 Испания получила северное побережье султаната от Атлантики до нижнего течения Мулуи с городами Сеута, Тетуан и Мелилья, а также сохранила принадлежавший ей с 1860 южно-марокканский порт Ифни (Санта-Крус-де-Мар-Пекенья). По требованию Великобритании округ Танжера был превращен в международную зону.

В результате итало-турецкой войны (сентябрь 1911 – октябрь 1912) Османская империя уступила Италии Триполитанию, Киренаику и Феццан (Лозаннский договор 18 октября 1912); из них была образована колония Ливия.

Западная Африка.

Главную роль в колонизации Западной Африки сыграла Франция. Основной объектом ее устремлений был бассейн Нигера. Французская экспансия шла в двум направлениях – восточном (из Сенегала) и северном (от гвинейского побережья).

Колонизационная кампания началась в конце 1870-х. Продвигаясь на восток, французы столкнулись с двумя африканскими государствами, расположенными в верховьях Нигера –Сегу-Сикоро (султан Ахмаду) и Уасулу (султан Туре Самори).

21 марта 1881 Ахмаду формально уступил им земли от истоков Нигера до Тимбукту (Французский Судан). В ходе войны 1882–1886, нанеся поражение Самори, французы вышли в 1883 к Нигеру и построили здесь свой первый форт в Судане – Бамако.

По договору 28 марта 1886 Самори признал зависимость своей империи от Франции. В 1886–1888 французы распространили свою власть на территорию к югу от Сенегала вплоть до английской Гамбии.

В 1890–1891 они завоевали царство Сегу-Сикоро; в 1891 вступили в финальную схватку с Самори; в 1893–1894, оккупировав Масину и Тимбукту, установили контроль над средним течением Нигера; в 1898, разгромив государство Уасулу, окончательно утвердились в его верховьях.

На гвинейском побережье опорными базами французов являлись торговые фактории на Береге Слоновой кости и Невольничьем Береге; еще в 1863–1864 они приобрели порт Котона и протекторат над Порто-Ново.

В этом регионе Франция столкнулась с конкуренцией других европейских держав – Великобритании, в начале 1880-х развернувшей экспансию на Золотом Береге и в бассейне Нижнего Нигера (колония Лагос), и Германии, установившей в июле 1884 протекторат над Того.

В 1888 англичане, разгромив государство Великий Бенин, подчинили обширные территории в низовьях Нигера (Бенин, Калабар, царство Сокото, часть хаусанских княжеств). Однако французам удалось опередить своих соперников.

В результате победы в 1892–1894 над могущественным царством Дагомея, закрывавшим французам выход к Нигеру с юга, западный и южный потоки французской колонизации соединились, тогда как англичане, натолкнувшиеся на упорное сопротивление Федерации Ашанти, не смогли пробиться к Нигеру из района Золотого Берега; ашантийцы были покорены только в 1896.

Английские и немецкие колонии на гвинейском побережье оказались со всех сторон окруженными французскими владениями. К 1895 Франция завершила покорение земель между Сенегалом и Берегом Слоновой кости, назвав их Французской Гвинеей, и прижала к западно-африканскому побережью небольшие английские (Гамбия, Сьерра-Леоне) и португальские (Гвинея) колонии.

5 августа 1890 было заключено англо-французское соглашение о размежевании в Западной Африки, которое поставило предел английской экспансии на север: британский протекторат Нигерия ограничивался нижним течением Нигера, областью Бенуэ и территорией, простиравшейся до юго-западного берега оз. Чад. Границы Того были установлены англо-германскими соглашениями 28 июля 1886 и 14 ноября 1899 и франко-германским соглашением 27 июля 1898.

Источник: https://www.yaneuch.ru/cat_06/istoricheskie-formy-kolonializma/5712.416346.page1.html

Refpoeconom
Добавить комментарий