1 Вопрос о крестьянской общине: славянофильство и «русский социализм»

Глава 21 Экономический романтизм

1 Вопрос о крестьянской общине: славянофильство и «русский социализм»

Вопрос о крестьянской общине: славянофильство и «руссн социализм» Q Разночинная интеллигенция и идеологизация политической экономии Q Трудовая теория стоимости и «капиталистический пессимизм» Q Концепция «народно производства»

Л. Вопрос о крестьянской общине: славянофильство и «русский социализм»

Став великой военной европейской державой, Россия с пере ным успехом поддерживала этот внешнеполитический статус, внутренней жизни продолжала отличаться от остальных евроиен держав более, чем любые две из них друг от друга.

Поэтому за* мерно, что русская общественная мысль не могла ограничиться! меркой на свой аршин западных политэкономических школ и| мои» и выкраивала направления, настаивавшие на качественно! бом пути развития страны.

Главнейшими из них стали славяноа ство и народничество.

«Национальная система» Ф. Листа, оспаривая универсальи рекомендаций «космополитической экономии», настаивала на образии Германии для того, чтобы поднять се с уровня относите отсталой западной страны на уровень передовой.

Российские «с оспаривая универсальность западного опыта, пытались за отст( тыо России увидеть преимущества ее самобытного, отличного i ладного, пути развития.

Институтом, определяющим этот ос путь со своеобразными формами производства, славянофилы родники провозгласили русскую сельскую общину.

Подчеркнем, что славянофильство и народничество имен вые временные, социальные, интеллектуально-психологически токи.

Славянофильство выросло из «философических» спороа| лонах «молодой Москвы» в годы царствования самодержца-жа ма Николая I. Славянофилы были в большинстве своем богать мещики, склонные к патриархальной идиллии.

Самый романтична из них, Константин Аксаков (1817-1860), писал в преддверии о i мп

крепостного права, что «для многих имений, собственно для оброч­ных, власть помещика служила стеклянным колпаком, под которым крестьяне могли жить самобытно, свободно, даже не боясь вмеша-■н'|[ьства становых, а в особенности спасаясь от попечительности пра-ишельства»1.

Исконные самодостаточные «земские» начала русско-к> крестьянского «iviipa» (a «Mip» означает одновременно «согласие» и ■ иселенную») Аксаков противопоставлял созданной Петром Великим по западным образцам регулярной имперской государственности, сту государственных учреждений и государстпенной заботливос-Исконно русский, идущий из глубин православия путь общин-

0 «земства» был в учении славянофилов противопоставлен запад-
iy пути рационализма, «наружной связанности» и «индивидуаль-

1 изолированности», «жизни контракта и договора» . Община — . договорная, а бытовая», «это не контракт, не сделка, это проявле­

ние народного духа» .

Сложившись как своеобразная разновидность национального t» ч.штизма консервативной складки, славянофильство рассуждало >бщине прежде всего в историософских категориях — как о прояв-ни провиденциальной самобытности России.

Экономическую («тематику в этот контекст ввел — парадокс! — прусский барон Ав-' фон Гакстгаузен, совершивший в 1843 г.

за счет правительства чолая I полугодичное путешествие по центральным и южным об-1ям России и подытоживший свои наблюдения в 3-томном «Ис-htfi/fiiiii внутренних отношений, народной жизни и в особенности акихучреждений России» (1847-1852).

Идеологи славянофильст-(дшли в книге Гакстгаузена полное подтверждение своим взгля-яа русскую «самобытность», проявляющуюся в православной «со-пости», «хоровом чувстве согласия» в общине, патриархальной шичности хозяйственно-бытового уклада.

Гак был задан основной мотив последующей русской экономн­ой мысли XIX в. — выражение одним общим понятием «сельская мельная община» всего своеобразия экономического строя Рос-. при этом обертоном зазвучала перекличка с западноевропейским иализмом, чьи утопии уничтожения права наследства и уравни-

1 Аксаков К.С. Замечания на новое административное устройство крес-i к России. Лейпциг, 1861. С. 2.

Славянофильское противопоставление общины и «земства» — государ-имости и контракту — соответствует разработанному позднее западной тиогисй (Ф.Теннис) противопоставлению непосредственной «общнос-< iemeinschaft) и опосредованной формальными установлениями «обще-нмости» (Gesellschaft). 'Аксаков К.С. Поли. собр. соч. Т. Г. М., 1861 С 202.

тельного распределения собственности уже достигнуты, по мнению! Гакстгаузена, в компактных русских сельских общинах без »сям>/>| социальной революции.

О том же писали славянофилы: наибо м начитанный из них в политической экономии Юрий Самарин (18(К> 1873) видел в общинном владении ненайденную на Западе «середину! между дроблением земли до бесконечности и пролетариатством' и| находил, что взоры европейцев (Гакстгаузена, Жорж Занд) «обриш лисьтеперь к славянскому миру, который понят ими как мир обмш ны», и обратились «с каким-то участием и ожиданием»4, fiockojh > . община — естественная форма того, чего искусственным путем х< добиться западные социалисты и коммунисты. Идейный вождь i иянофильства Алексей Хомяков (1804-1860) настаивал, что зели ная обшина - «предохранение России» от пролетариата, nayneptu и революционных потрясений; а из крестьянских ремесленных ар лей могут развиться и промышленные общины.

«Язва пролетариатства» (с 1830-х годов — времени завершен! промышленного переворота в Англии и его начала в России — сц| вол несостоятельности западного экономического прогресса для pj ских мыслителей), с одной стороны, и социально-политическая ] волюция — с другой, были двумя главными жупелами, с оглядкой| которые стала развиваться идеология славянофильства.

По мрач му капризу судьбы самые яркие из ранних славянофилов — А. Хо§ ков, К. Аксаков, братья Киреевские — ушли из жизни в канун ны крепостного права; другие — Ю. Самарин, А. Кошелев, kj| В. Черкасский — своим активным участием в крестьянской рефс способствовали закреплению поземельно-передельной общины.

( вянофильская пропаганда сказалась и на земской реформе ]864г, I зднее, пореформенное славянофильство- публицист Иван Акса| ученый-предприниматель и редактор журнала «Вестник промыш/ ности» Федор Чижов, культуролог Николай Данилевский и друг! перешло на позиции панславизма и великодержавного имперс( экспансионизма (в Средней Азии, на Балканах и на Черном ж отстаивания интересов национального (а фактически московск! капитала в железнодорожном строительстве и в таможенной пол ке (протекционизм).

Представления славянофилов о происхождении, «самобытне и экономическом содержании общинного землевладения подпер резкой критике западники-фритредеры Вернадский и Чичерин.! против, «левые» революционные западники — приверженцы ео{ лизма — сделали шаг навстречу славянофилам, согласившись с

4 Самарин Ю.Ф. Сочинения. Т. 1. М., 1877. С. 39.

В

пнюсительно благодетельности принципа общинного владения и поставив его в центр утопии «русского социализма».

Основатели «русского социализма» Александр Герцен и Николай Ошрев, как и славянофилы, происходили из богатых помещиков. < Марев, унаследовав от отца (действительного статского советника) пи;»ирное имение, решил на практике «коротко узнать, что такое пщцина».

Он экспериментировал с переходом крестьян на «систему i шлатноготруда», беспроцентным кредитом, сооружением фабрики мутных промтоваров, обучением крестьянских детей.

В статье «На-рт)пая политехническая школа» (1847) Огарев дал откровенную харак-i >истику народному невежеству, неряшеству, фатализму, не имею-и > му аналога русскому «авось» и заключил: «Наша община есть ра-■ ictbo рабства. Mip (м1рское управление)…

есть выражение зависти ц * \ против одного, общины против лица… по статистическому опы-i\ и наших деревнях… не более 5% крестьян богатеет»'.

Но, несмотря на это, разорившийся после 10 лет хозяйственных

…. itob и эмигрировавший Огарев солидаризовался со своим другом

I' диеном в утопии общинного «русского социализма». Александр

li рцен, самый яркий из западников в «философических» спорах со

i мнянофилами, сознавал, что русская община «поглощает личность».

I In, пережив в эмиграции разочарование в западной цивилизации, ее

шроиофагии», «мещанстве», гипертрофированном приобретатель-

1' и собственничестве, Герцен склонился в сторону славянофиль-

,i, пытаясь убедить себя и других в том, что община — это «жиз-

М1ЫЙ нерв нашего национального существования»: «Счастье для

i кого народа, что он остался… вне европейской цивилизации, ко-

■ (я, без сомнения, подкопала бы общину и которая ныне дошла в

шализме до самоотрицания». Много размышляя над западноев-

юискими социалистическими системами, Герцен не был удовле-

|)ен ими, страшился «рабства общего благосостояния» и предре-

, что западный городской индустриальный «безземельный» мир

I. «пройдет мещанством»6.

Выход из этого «конца истории» Герцен стал искать на путях «рус-м>го социализма», указывая на подвижные — артельно-мастеровые — гсские общины, оставлявшие «достаточно широкий простор для Ичной свободы и инициативы», В артели Герцен видел «лучшее до-|аательство того естественного, безотчетного сочувствия славян с Яшализмом… Артель вовсе не похожа на германский цех, она не

4 Огарев Н.П, Избранные социально-политические и философские про-Ьиедения. Т. II. М, 1956. С. 8-10.

'■ Герцен А.И. Собр. соч. вЗОтт, Т. 16. С. 141.

ищет ни монополии, ни исключительных прав, она не для того соби рается, чтобы мешать другим, она устроена для себя, а не против koi < либо. Артель — соединение вольных людей одного мастерства на а ший прибыток общими силами»7.

Оказавшись в итоге на перепутье между либеральным западни» ством, славянофильством и европейским социализмом, революци неры-дворяне Герцен и Огарев оставили свой расплывчатый «русск социализм» в наследство новому поколению искателей обществен! i го идеала — интеллигентам-разночинцам, начиная с Чернышевском

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/17_149479_glava--ekonomicheskiy-romantizm.html

Теория

1 Вопрос о крестьянской общине: славянофильство и «русский социализм»

Данный пост продолжает цикл, характеризующий различные направления общественной мысли 1840-х, 50-х годов, касающиеся отмены крепостного права. В предыдущем представлены взгляды Б.Н. Чичерина.

В 1830-е Александр Иванович вполне разделял идею единства исторического развития России и западной Европы. После эмиграции в 1847-м он стал свидетелем европейских революций 1848-49 гг.

Увиденное подтолкнуло его к переосмыслению прежних воззрений, итогом которого стала собственная теория перехода России к социализму, во многомотличная как от западных коммунистических учений, так и от проектов петрашевцев, Чернышевского, Огарёва и др. мыслителей.

Фотография С.Л. Левицкого около 1861 г. Александр Иванович Герцен 1812-1870. Родился в семье богатого помещика. После окончания физико-математического факультета Московского университета в 1834, был арестован за распевание революционных песен — до 1839 находился в ссылках под полицейским надзором.

Служил при министерстве иностранных дел 1840-41. Участвовал во Французской революции 1848 г. — основал в Париже газету «Голос народа». В 1853 создал в Лондоне «Вольную русскую типографию», с 1857 издавал журнал «Колокол», влияние которого значительно упало в 1863 из-за поддержки польского восстания.

Основой теории является характеристика крестьянской общины, сформулированная Герценым ещё в конце 1840-х:

1. «Русская сельская община существует с внезапамятных времён и похожие на неё формы встречаются у всех славянских народов».

То есть в самой основе концепция не совпадает с мнением Чичерина, который подчёркивал государственное участие в генезисе общинного строя.

2. Земля общины распределяется между её членами и каждый из них обладает неотъемлемым правом иметь столько земли, сколько имеет любой другой член общины. Она предоставляется в пожизненное владение, её нельзя оставить по наследству.

3. Вследствие такой формы земледелия «сельский пролетариат — вещь невозможная», т.е. найм работников разрушит общинный уклад.

В работе «Русский народ и социализм», «Крещеная собственность» (1851) рассмотрены прогрессивные и консервативные стороны общинного быта:

+ Обеспечение защиты общинников от произвола чиновников, помещиков, природных невзгод;

+ наделение крестьян землёй в количестве, как правило, достаточном для прокормления;

+ наличие мирского самоуправления, подотчётность выборных лиц сельскому сходу.

— Незаинтересованность в улучшении земледелия;

— отсутствие конкуренции, создающей движение и разнообразие.

Консервативные стороны общинного уклада Герцен объясняет

во-первых, самой сущностью крестьянства, являющегося наиболее неизменным элементом во всех странах западной Европы. Однако на Западе исходный уклад был разрушен развитием частной собственности — что, по мнению мыслителя, является ключевым отличием от отечественного положения дел.

Во-вторых, использованием общины с круговой порукой в качестве основы обеспечения людьми и ресурсами, т.е. власть возвела народный быт в государственный институт, тем самым законсервировав его.

Такая консервация, считал Герцен, давала возможность для возвышения русского народа за счёт сохранения трёх стародавних начал крестьянского мира (работа «Русские немцы и немецкие русские»):

1. Право каждого на землю.

2. Общинное владение землёй.

3. Мирское управление.

«На этих началах и только на них может развиваться будущая Русь».

С другой стороны, контроль власти над общиной сдерживает её естественное развитие — требуется отмена крепостного права.

При этом, он отмечает, что внесение принципов индивидуализма («личной воли»), не сходных, однако, с капитализмом, в патриархальную жизнь может вывести её из застоя.

Сопряжение общинного уклада и индивидуального начала возможно в форме артели — это стадия устройства, в которую должна эволюционировать община (описана в работах «Русское крепостничество» и «Крещеная собственность»).

Черты артели:

— создаётся свободными людьми на добровольной основе с целью удовлетворения экономических интересов;

— имеет выборную администрацию и управляется общим собранием артельщиков;

— не стремится к монополии;

— распределение доходов на общем собрании;

— коллективный труд и круговая порука.

Такие отношения способствуют развитию личностей работников на коллективной основе. Через развитие коллективного начала общество, по замыслу Герцена, должно перейти на стадию социализма.

Социализм по Герцену синкретичен, он учитывает отечественные условия (общинный уклад) и устроен согласно передовым Западным теориям:

«Мы русским социализмом называем тот социализм, который идёт от земли и крестьянского быта, от фактического надела и существующего передела полей, от общинного владения и общинного управления, и идёт вместе с работничьей артелью навстречу той экономической справедливости,  к которой стремится социализм вообще и которую подтверждает наука».

6 этапов по построению социализма в России:

1. После реформы все земли становятся общественными. Происходит наделение равными участками с учётом плодородия почв. Упразднение сословий, обусловлено исходным материальным равенством. Происходит выкуп земли общинами у помещиков.

2. Установка разных видов пользования (не владения!) землёй: бессрочная общинная, частная пожизненная, аренда общественной земли, государственная, общественная областная.

При этом сохранены запреты передачи земли по наследству и найма рабочей силы.

3. Создание местных банков для организации выкупа земли, развития общин и частных предпринимателей. Постепенно каждый проживающий в данной местности становится вкладчиком и заёмщиком банка – образуется коллективная собственность.

Общины могут получать большие суммы кредитов, т.к. выплаты по ним обеспечивает круговая порука.

4. Общины развиваются до стадии артелей, затем до ассоциаций.

5. Черты мирского устройства распространяются на всё общество: общины объединяются в области, а те составляют конфедерацию с выборными органами управления на всех уровнях – происходит пересоздание гос. строя.

6. Законы составляются с учётом местных обычаев, включают в себя все неотъемлемые права, существующие на западе, также устанавливается равенство полов, общий доступ к образованию.

После проведения реформы 1861, Герцен не исключал возможность насильственного прихода к социализму, он не был доволен «половинчатостью» преобразований. Впоследствии, со снижением количества крестьянских восстаний, отказался от революционного варианта в пользу учреждения бессословного «Земского собора» — первого парламента.

Также онотмечал и положительные стороны реформы: «Находившийся в зачаточном состоянии принцип самоуправления, раздавленный полицией и помещиком, начинает всё более и более избавляться от своих пелёнок и свивальников; избирательное начало укореняется, мёртвая буква становится реальностью. Староста, общинные судьи, сельская полиция — всё избирается и права крестьянина простираются уже далеко за пределы общины».

Своеобразие воззрений Герцена.

Александр Иванович считал концепции петрашевцев и Чернышевского теориями «чисто западного социализма»: те говорили о пропуске стадии капитализма на пути к социализму в России, Герцен же определял русский социализм как параллельную альтернативу западному капитализму.

Более того, он не считал коммунизм конечной формацией социального развития на основании того, что видел в Европе во время революций: это «учение о принудительном отчуждении собственности, учение возвышающее индивидуум при помощи общества, граничащее с деспотизмом и освобождающее между тем от голода», «Коммунизм пронёсся бурно, страшно, кроваво, несправедливо, быстро».

При этом и русский социализм, по его мнению, не должен стать окончательной формой социальности: «в сущности, все формы исторические — volens-nolens — ведут от одного освобождения к другому».

В конце 40-х годов он утверждал, что «социализм займёт место нынешнего консерватизма, и будет побеждён грядущею, неизвестною нам революцией», в 60-е его мнение изменилось: он писал об эволюции социализма без потрясений, большинством, на основе науки.

Необходимо отметить: то, что сейчас воспринимается в качестве единой теории, формулировалось в течение 40-х, 50-х, начале 60-х годов. Различные аспекты концепции содержатся в десятках работ, вышеизложенное – один из вариантов их синтеза, представленный С.И. Павловым в вестнике МГТУ, в статье «Теория русского социализма А.И. Герцена».

Моя группа в ВК: https://.com/deconquista

Источник: https://pikabu.ru/story/teoriya_russkogo_obshchinnogo_sotsializma_ai_gertsena_6004588

Читать

1 Вопрос о крестьянской общине: славянофильство и «русский социализм»
sh: 1: —format=html: not found

Николай Бердяев

Истоки и смысл русского коммунизма

Введение

Русская религиозная идея и русское государство

I

Русский коммунизм трудно понять вследствие двойного его характера. С одной стороны он есть явление мировое и интернациональное, с другой стороны – явление русское и национальное. Особенно важно для западных людей понять национальные корни русского коммунизма, его детерминированность русской историей. Знание марксизма этому не поможет.

Русский народ по своей душевной структуре народ восточный. Россия – христианский Восток, который в течение двух столетий подвергался сильному влиянию Запада и в своем верхнем культурном слое ассимилировал все западные идеи.

Историческая судьба русского народа была несчастной и страдальческой, и развивался он катастрофическим темпом, через прерывность и изменение типа цивилизации. В русской истории, вопреки мнению славянофилов, нельзя найти органического единства.

Слишком огромными пространствами приходилось овладевать русскому народу, слишком велики были опасности с Востока, от татарских нашествий, от которых он охранял и Запад, велики были опасности и со стороны самого Запада.

В истории мы видим пять разных Россий: Россию киевскую, Россию татарского периода, Россию московскую, Россию петровскую, императорскую и, наконец, новую советскую Россию. Неверно было бы сказать, что Россия страна молодой культуры, недавно еще полуварварская. В известном смысле Россия страна старой культуры.

В киевской России зарождалась культура более высокая, чем в то время на Западе: уже в XIV веке в России была классически-совершенная иконопись и замечательное зодчество. Московская Россия имела очень высокую пластическую культуру с органически целостным стилем, очень выработанные формы быта. Это была восточная культура, культура христианизированного татарского царства.

Московская культура вырабатывалась в постоянном противлении латинскому Западу и иноземным обычаям. Но в Московском царстве очень слаба и не выражена была культура мысли. Московское царство было почти безмысленным и бессловесным, но в нем было достигнуто значительное оформление стихии, был выраженный пластический стиль, которого лишена была Россия петровская, Россия пробудившейся мысли и слова. Россия мыслящая, создавшая великую литературу, искавшая социальной правды, была разорванной и бесстильной, не имела органического единства.

Противоречивость русской души определялась сложностью русской исторической судьбы, столкновением и противоборством в ней восточного и западного элемента. Душа русского народа была формирована православной церковью, она получила чисто религиозную формацию.

И эта религиозная формация сохранилась и до нашего времени, до русских нигилистов и коммунистов. Но в душе русского народа остался сильный природный элемент, связанный с необъятностью русской земли, с безграничностью русской равнины.

[1] У русских «природа», стихийная сила, сильнее чем у западных людей, особенно людей самой оформленной латинской культуры. Элемент природно-языческий вошел и в русское христианство.

В типе русского человека всегда сталкиваются два элемента – первобытное, природное язычество, стихийность бесконечной русской земли и православный, из Византии полученный, аскетизм, устремленность к потустороннему миру. Для русского народа одинаково характерен и природный дионисизм и христианский аскетизм.

Бесконечно трудная задача стояла перед русским человеком – задача оформления и организации своей необъятной земли. Необъятность русской земли, отсутствие границ и пределов выразились в строении русской души. Пейзаж русской души соответствует пейзажу русской земли, та же безграничность, бесформенность, устремленность в бесконечность, широта.

На Западе тесно, все ограничено, все оформлено и распределено по категориям, все благоприятствует образованию и развитию цивилизации – и строение земли и строение души. Можно было бы сказать, что русский народ пал жертвой необъятности своей земли, своей природной стихийности. Ему нелегко давалось оформление, дар формы у русских людей не велик.

Русские историки объясняют деспотический характер русского государства этой необходимостью оформления огромной, необъятной русской равнины. Замечательнейший из русских историков Ключевский, сказал: «Государство пухло, народ хирел». В известном смысле это продолжает выть верным и для советского коммунистического государства, где интересы народа приносятся в жертву мощи и организованности советского государства.

Религиозная формация русской души выработала некоторые устойчивые свойства: догматизм, аскетизм, способность нести страдания и жертвы во имя своей веры, какова бы она ни была, устремленность к трансцендентному, которое относится то к вечности, к иному миру, то к будущему, к этому миру.

Религиозная энергия русской души обладает способностью переключаться и направляться к целям, которые не являются уже религиозными, напр., к социальным целям. В силу религиозно-догматического склада своей души русские всегда ортодоксы или еретики, раскольники, они апокалиптики или нигилисты.

Русские ортодоксы и апокалиптики и тогда, когда они в XVII веке были раскольниками-старообрядцами, и тогда, когда в XIX веке они стали революционерами, нигилистами, коммунистами. Структура души остается та же, русские интеллигенты революционеры унаследовали ее от раскольников XVII века.

И всегда главным остается исповедание какой-либо ортодоксальной веры, всегда этим определяется принадлежность к русскому народу.

После падения Византийской империи, Второго Рима, самого большого в мире православного царства, в русском народе пробудилось сознание, что русское, московское царство остается единственным православным царством в мире и что русский народ – единственный носитель православной веры.

Инок Филофей был выразителем учения о Москве как Третьем Риме. Он писал царю Ивану III: «Третьего нового Рима – державного твоего царствования – святая соборная апостольская церковь – во всей поднебесной паче солнца светится.

И да ведает твоя держава, благочестивый царь, что все царства православной христианской веры сошлись в твое царство: один ты во всей поднебесной христианский царь.

Блюди же, внемли, благочестивый царь, что все христианские царства сошлись в твое единое, что два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не быть; твое христианское царство уже иным не достанется». Доктрина о Москве как Третьем Риме стала идеологическим базисом образования московского царства.

Царство собиралось и оформлялось под символикой мессианской идеи. Искание царства, истинного царства, характерно для русского народа на протяжении всей его истории. Принадлежность к русскому царству определилась исповеданием истинной, православной веры.

Совершенно также и принадлежность к советской России, к русскому коммунистическому царству будет определяться исповеданием ортодоксально-коммуннистической веры. Под символикой мессианской идеи Москвы – Третьего Рима произошла острая национализация церкви. Религиозное и национальное в московском царстве так же между собой срослось, как в сознании древне-еврейского народа. И так же, как юдаизму свойственно было мессианское сознание, оно свойственно было русскому православию.

Но религиозная идея царства вылилась в форму образования могущественного государства, в котором церковь стала играть служебную роль. Московское православное царство было тоталитарным государством. Иоанн Грозный, который был замечательным теоретиком самодержавной монархии, учил, что царь должен не только управлять государством, но и спасать души.

Интересно отметить, что в московский период в русской церкви было наименьшее количество святых. Лучший период в истории русской церкви был период татарского ига, тогда она была наиболее духовно независима и в ней был сильный социальный элемент.

[2] Вселенское сознание было ослаблено в русской церкви настолько, что на греческую церковь, от которой русский народ получил свое православие, перестали смотреть как на истинно православную церковь, в ней начали видеть повреждение истинной веры.

Греческие влияния воспринимались народным религиозным сознанием как порча, проникающая в единственное в мире православное царство. Православная вера есть русская вера, не русская вера – не православная вера.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=114525&p=12

Refpoeconom
Добавить комментарий