1. Нейтральный налог

Нейтральное налогообложение

1. Нейтральный налог

В литературе по экономической теории можно выделить два направления мысли по вопросу нейтрального налогообложения. Одно из них подчеркивает экономическую эффективность (например, устранение чистых потерь) как цель, через соответствие которой определяется нейтральность налогообложения.

Второе делает упор на всеобщий характер налога, который сам по себе придает ему качество нейтральности. Два примера, каждый из которых давно обсуждается в экономической теории, иллюстрируют различия этих главных направлений.

С одной стороны, рассмотрим налогообложение арендной платы за землю или стоимости земли. Оно основано на допущении (не совсем правильном в действительности), что предложение каждого куска или участка земли абсолютно зафиксировано. Отсюда выходит, что любой налагаемый на этот участок налог будет, в конечном счете, выплачиваться из чистой экономической ренты.

С другой стороны, существует сравнительно недавняя идея о всеобщем налоге на добавленную стоимость, который налагается на всю экономическую деятельность по унифицированной ставке. Здесь не предполагается, что в каждом виде деятельности ресурсы фиксированы; наоборот, мобильность ресурсов между различными видами налогооблагаемой деятельности принимается как нечто само собой разумеющееся.

Достаточно легко с помощью искусной формулировки объединить эти два допущения.

Например, мы можем предположить, что человек не может улучшить состояние почвы или что налоговые оценщики всегда смогут отличить «внутренние и неизменные качества почвы», на которых справедливо основывается налог, от произведенных человеком улучшений почвы, с которых (в рамках нашей удобной предпосылки) налог не выплачивается.

Таким же образом в случае с налогом на добавленную стоимость мы можем предположить, что существует всего три базовых ресурса в экономике — земля, труд и капитал — и что предложение каждого из них фиксировано.

Следовательно, унифицированный налог на предельный продукт каждого из них будет нейтральным, им будет одинаково облагаться каждый фактор вне зависимости от конечной цели его использования и не оставляя ни единой возможности для ухода от налогообложения ни одному из факторов, даже простаивающему (из-за предполагаемой нулевой эластичности их предложения).

Сделанные выше допущения удобны, чтобы определить термин «нейтральное налогообложение» в словаре.

(Нейтральное налогообложение — это налогообложение продукта или фактора с неэластичным предложением, при этом налог взимается так, что он не влияет на аллокацию ресурсов как внутри облагаемых категорий, так и между ними или между другими видами деятельности, не облагаемыми налогом.) Однако, скорее всего, такое определение будет не слишком полезным.

Я полагаю, что для того, чтобы дать действительно полезное определение нейтрального налогообложения, необходимо отбросить такие искусственные подпорки, как два упомянутых выше допущения.

Оно должно быть применимо в реальном мире, где, как мы знаем, эластичность предложения редко равна нулю, и мы не знаем точно, чему она равна и как изменяется при переходе от краткосрочного к средне- или долгосрочному периоду.

Оно должно учитывать реальный факт, что, по крайней мере с точки зрения налоговой политики, товары — объекты налогообложения не имеют объективных свойств в качестве товаров; скорее, они таковы, как их определяет налоговое законодательство (включая подзаконные акты и практику применения). И наконец, оно должно ответить на серьезные требования, согласно которым равенство применяемой ставки налогообложения (для всех затрагиваемых видов активности) является атрибутом нейтральности, а его отсутствие создает презумпцию отсутствия нейтральности.

Экономическая теория дальше всего продвинулась в удовлетворении первого из перечисленных выше пожеланий, о которых шла речь выше. Концепция чистых потерь хорошо известна экономистам, как и идея минимизации при определенных ограничениях чистых потерь, вызванных сбором определенной суммы налоговых поступлений.

Важнейшие современные работы по оптимальному налогообложению принадлежат Аткин- сону, Даймонду, Дикситу, Мирлису и Стиглицу.

Данное направление мысли развивает следующие идеи: (а) единообразное налогообложение не всегда является нейтральным; (б) специальное условие, при котором единообразное налогообложение определенного набора товаров или видов деятельности минимизирует чистые потери от сбора определенной суммы налоговых поступлений, выполняется, когда равновесное количество (или уровень деятельности) каждого элемента налогооблагаемого набора в равной пропорции реагирует на (гипотетический) единообразный налог на все товары или виды деятельности, которые не входят в данный набор; (в) если условие (б) не выполняется, тогда вместо единообразного налогообложения минимизация чистых потерь требует налогообложения по ставке выше средней тех товаров, количество которых уменьшится в результате введения (гипотетического) единообразного налога на объекты, не входящие в наш набор, и налогообложения по ставке ниже средней на те объекты, равновесное количество которых вырастет наиболее резко.

Анализ, лежащий в основе вышеприведенных утверждений, достаточно несложен, и для их объяснения можно даже воспользоваться экономической интуицией.

Если налоговые органы не имеют возможности ввести налоги на определенные виды товаров или деятельности, то они могут обойти запрет, повышая налоги на те объекты внутри налогооблагаемого набора, которые являются дополняющими (комплементарными) для тех, на которые нет возможности ввести налог.

Аналогично, поскольку неправильная аллокация ресурсов ввиду налогообложения только ограниченного набора видов деятельности ведет к тому, что ресурсы «искусственно» переводятся из облагаемого в необлагаемый набор, то представляется правильным, что установление оптимальных ставок налогов в рамках налогооблагаемого набора требует облагать по ставке ниже средней те виды деятельности, для которых повышение налога на один процентный пункт приведет к заметному, выше среднего, оттоку ресурсов в необлагаемые виды деятельности.

Такая аргументация оказалась настолько убедительной, что некоторые экономисты поспешили отказаться от единообразия как цели налоговой политики.

Однако о многих нельзя этого сказать. Принимая во внимание легкость вывода тезисов (а), (б) и (в), можно надеяться, что большинство тех, кто продолжает придерживаться теории единообразного налогообложения, исходят из соображений, внешних по отношению к выводу правила Рамсея и других подобных тезисов в литературе по оптимальному налогообложению. Дальнейшее обсуждение подтверждает это.

Чтобы отстаивать единообразное налогообложение вопреки приведенной выше логике, необходимо (на мой взгляд) постулировать, что не существует двух произвольных категорий товаров и/или видов деятельности, т.е. налогооблагаемого набора и необлагаемого набора.

Напротив, необходимо предположить, что облагаемый набор не является «любым произвольным набором», а включает все товары и виды деятельности, которые обоснованно и без особых административных и регламентационных усилий могут быть обложены налогом. Тогда проблема рассматривается не как простая аналитическая головоломка, а как проблема регулирования или руководства взаимоотношениями между фискальными властями и членами общества.

Держа в голове эту цель, защитник единообразного налогообложения может поставить проблему, достаточно сильно отличающуюся от описанной выше.

Он может трактовать «нарушения», с которыми он сталкивается, как решение потребителя иначе потратить деньги или изменение предпочтений рабочего относительно того, где и на кого работать.

Защитник единообразного налогообложения, скорее всего, подчеркнет, что властям просто безразличны такие изменения.

При решении проблемы Рамсея вкусы и предпочтения экономических агентов берутся как данные, а государственные доходы максимизируются для заданного совокупного уровня благосостояния хозяйственных агентов.

В рамках дифференцированного пакета налоговых ставок, который возникает из этого упражнения, тот, кто максимизирует государственные доходы, не является безразличным к изменениям во вкусах агентов: его устраивает, если предпочтения агентов сдвигаются от низкооблагаемых к высокооблагаемым видам деятельности, и разочаровывают изменения в обратном направлении.

Примерно то же самое происходит при внедрении единообразного налогообложения.

Здесь «хорошим» событием является такое изменение во вкусах, которое заставляет сокращать необлагаемые виды деятельности и расширять налогооблагаемые; «плохим» событием является обратная ситуация.

Но существует и широкий спектр изменений во вкусах, который будет находиться в нейтральной зоне, т.е. будут изменяться предпочтения между товарами или видами деятельности внутри сектора, подпадающего под единообразный налог, или внутри необлагаемого сектора.

В той степени, в которой власти способны распространить налогообложение на достаточно широкий ряд товаров или видов деятельности, может считаться правильным, что большинство изменений во вкусах просто ведет к изменению структуры товаров внутри налогооблагаемой группы.

Этот сценарий лучше всего подходит защитникам широкого единообразного налогообложения и в то же время создает проблемы для сторонников налогообложения по правилу Рамсея (по крайней мере, если изменения во вкусах внутри облагаемого сектора являются частными и важными).

При сравнении правила налогообложения Рамсея с широко применяемой единообразной ставкой возникают и тонкие проблемы менее технического характера.

При налогообложении по правилу Рамсея предполагается, что индивиды обладают стимулами перенести объект своего спроса с высокооблагаемых на низкооблагаемые товары, а мотивация рабочих состоит в перемещении своего труда с высокооблагаемых на низкооблагаемые виды деятельности.

Все эти стимулы являются контрпродуктивными с общественной точки зрения. В основании формулировки проблемы неявно лежит допущение, что вкусы людей являются заданной величиной.

Реальность же состоит в том, что налоговые законы изменяются редко; однажды принятые, они остаются в силе в течение долгого промежутка времени, на протяжении которого экономисты могут быть уверены, что важных изменений в параметрах вкусов и технологии не произойдет.

Цель существования налоговой системы, которая будет стойкой к этим неизвестным будущим изменениям в спросе и предложении, не является капризом; она заслуживает серьезного рассмотрения.

С другой стороны, возникает вопрос, до какой степени мы хотим, чтобы наш выбор налоговых параметров зависел от таких показателей, как эластичность предложения и спроса, наше знание о которых является фрагментарным и несовершенным.

Сторонники единообразного налогообложения имеют право утверждать, что их выбор не сильно зависит от знания параметров спроса и предложения.

Экономическая теория уверяет нас, что доминантной силой является замещение (в том смысле, что налог на вид деятельности, при прочих равных, приведет к сокращению этого вида деятельности).

Следовательно, существует достаточно сильная презумпция, что расширение охвата и снижение ставки единообразного налога уменьшит связанные с ним чистые потери (при заданной сумме поступлений).

На этой основе можно построить налоговую политику, не зная точных параметров спроса и предложения и без определенной надежды получить что-то большее, чем достаточно обрывочную информацию о них в будущем.

И действительно, существует почти полная уверенность, что, какими бы ни были эти параметры в настоящее время, они претерпят существенные изменения в будущем. Если предположить, что эти условия достаточно точно отразят наши нынешние и, возможно, будущие знания о соответствующих параметрах, мы должны будем склониться к принятию единообразного налогообложения, а не правила Рамсея.

Последнее направление аргументов в пользу теории единообразного налогообложения связано с взаимодействием между соображениями равенства и эффективности при управлении налоговой политикой. Мотивации, которые объединяются под рубрикой «равенства», являются настолько многочисленными и настолько варьируют, что не стоит пытаться их здесь излагать.

Но исходя из них невозможно сказать, что более справедливо облагать по более высокой ставке: те факторы производства, которые не могут быть перемещены в другие виды активности, или те товары, спрос на которые является менее эластичным.

Установление более высокой налоговой ставки на соль, чем на сахар, только потому, что соль имеет меньшую эластичность спроса, является, по крайней мере, таким же капризом (с точки зрения равенства), как и различное налогообложение людей с разным цветом глаз.

Наконец, я полагаю, что выбор между единообразным налогообложением и правилом Рамсея может обернуться всего лишь одной из граней гораздо более широких философских разногласий. Предположим такую философию государства, согласно которой правительство создает законодательную и нормативную базу, в рамках которой затем свободно действует частный сектор.

Согласно этой философии следует одобрить власти, не заботящиеся о деятельности частных агентов, пока они соблюдают правила. Здесь желательно создать налоговую систему, которая является стойкой к изменениям во вкусах и технологии.

С другой стороны, мы имеем философию социальной инженерии, в которой детализированные показатели вкусов и технологии общества вводятся в качестве данных в процесс, с помощью которого политики выбирают такие показатели, как ставки и охват налогообложением, для максимизации некоторого показателя общественного благосостояния.

Каждая из этих философий имеет свою собственную долгую историю в экономической теории. В настоящее время у каждой из них есть свои представители. Каждая из них будет обязательно отражена в литературе будущих десятилетий.

По моему мнению, будущие споры о том, как должна быть отражена концепция нейтральности налогообложения в реальных политических решениях, будут основываться на тонких различиях между методами, с помощью которых сторонники этих двух философий рассматривают мир, между ролями, которыми они наделяют правительство, и между возможностями, которые они видят для взаимодействия экономистов и правительства при формировании политики.

Источник: http://websurveys.ru/milt/soles98.htm

1. Нейтральный налог

1. Нейтральный налог

Поддержание в работоспособном состоянии общественного аппарата сдерживания и принуждения требует затрат труда и товаров. При либеральной системе правления эти затраты малы по сравнению с суммой доходов индивидов. Чем больше расходы государства в этой сфере деятельности, тем больше увеличивается его бюджет.

Если государство само владеет и управляет заводами, фермами, лесами и шахтами, оно может подумать о том, чтобы покрыть часть или все свои финансовые потребности из заработанных процентов и прибыли.

Но государственное управление коммерческими предприятиями, как правило, настолько неэффективно, что приводит скорее к убыткам, нежели к прибыли. Государства должны прибегать к помощи налогообложения, т.е.

они должны собрать доходы путем принуждения подданных к отказу от части их богатства и доходов.

Нейтральный режим налогообложения мыслится как не отклоняющий функционирование рынка от траектории, по которой он бы двигался в отсутствие налогообложения. Однако авторы обширной литературы по проблемам налогообложения, так же как и авторы политики государств, едва ли когда-либо задумывались о проблеме нейтрального налога. Они скорее стремились найти справедливый налог.

Нейтральный налог оказывал бы влияние на положение граждан только в той степени, насколько это определяется тем фактом, что часть имеющегося труда и материальных благ поглощается государственным аппаратом.

В идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики государство непрерывно взимает налоги и расходует всю собранную сумму, не больше и не меньше, на оплату издержек, связанных с деятельностью государственных чиновников. Часть доходов каждого индивида тратится на государственные расходы.

Если мы предположим, что в подобной равномерно функционирующей экономике существует полное равенство доходов, такое, что доход каждого домохозяйства пропорционален числу его членов, то и подушный налог, и пропорциональный налог были бы нейтральными налогами. При этих допущениях между ними не будет никакой разницы.

Часть дохода каждого гражданина будет поглощена государственными расходами, и никаких вторичных последствий налогообложения не возникнет.

Изменяющаяся экономика в корне отличается от идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики с равенством доходов.

Постоянные перемены и неравенство богатства и доходов являются неотъемлемыми и необходимыми свойствами изменяющейся рыночной экономики, единственной реальной и работающей системы рыночной экономики. В рамках этой системы ни один налог не может быть нейтральным.

Сама идея нейтрального налога неосуществима, точно так же, как и идея нейтральных денег. Но, разумеется, причины этой неизбежной не-нейтральности для налогов и денег различны.

Подушный налог, одинаково собираемый с каждого гражданина, безотносительно к его доходу и богатству, сильнее ударяет по тем, кто обладает умеренными средствами, по сравнению с теми, кто обладает большим богатством.

Он ограничивает производство изделий, потребляемых широкими народными массами, сильнее, чем изделий, в основном потребляемых более состоятельными гражданами.

С другой стороны, он ограничивает сбережения и накопления капитала в меньшей степени, чем более обременительно налогообложение более богатых граждан.

Он не замедляет тенденцию падения предельной производительности капитальных благ по сравнению с предельной производительностью труда в той же степени, как это делает налогообложение, дискриминирующее людей с более высокими доходами и большим богатством, а следовательно, оно не сдерживает в такой же степени тенденцию к увеличению ставок заработной платы.

Сегодня реальная фискальная политика всех стран руководствуется исключительно идеей, что налоги должны платиться в соответствии с имеющейся у каждого гражданина возможностью платить.

В соображениях, которые в конце концов привели к повсеместному признанию принципа платить по возможности, содержалось смутное понимание того, что более интенсивное налогообложение более обеспеченных людей по сравнению с менее состоятельными делает налог в определенной степени более нейтральным.

Как бы то ни было, но очень скоро всякие ссылки на нейтральность налога были полностью отброшены. Принцип платить по возможности был возведен в ранг постулата социальной справедливости. Сегодня фискальные и бюджетные цели налогообложения имеют второстепенную важность. Первичная функция налогообложения по справедливости исправить социальные условия.

С этой точки зрения налог представляется тем более удовлетворительным, чем менее он нейтрален и чем больше он служит в качестве механизма, отклоняющего производство и потребление от того пути, по которому их направил бы свободный рынок.

Источник: http://bookzie.com/book_1672_glava_232_1._Nejjtralnyjj__nalog.html

XXVIII. ВМЕШАТЕЛЬСТВО ПОСРЕДСТВОМ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

1. Нейтральный налог

Поддержание в работоспособном состоянии общественного аппарата сдерживания и принуждения требует затрат труда и товаров. При либеральной системе правления эти затраты малы по сравнению с суммой доходов индивидов. Чем больше расходы государства в этой сфере деятельности, тем больше увеличивается его бюджет.

Если государство само владеет и управляет заводами, фермами, лесами и шахтами, оно может подумать о том, чтобы покрыть часть или все свои финансовые потребности из заработанных процентов и прибыли.

Но государственное управление коммерческими предприятиями, как правило, настолько неэффективно, что приводит скорее к убыткам, нежели к прибыли. Государства должны прибегать к помощи налогообложения, т.е.

они должны собрать доходы путем принуждения подданных к отказу от части их богатства и доходов.

Нейтральный режим налогообложения мыслится как не отклоняющий функционирование рынка от траектории, по которой он бы двигался в отсутствие налогообложения. Однако авторы обширной литературы по проблемам налогообложения, так же как и авторы политики государств, едва ли когда-либо задумывались о проблеме нейтрального налога. Они скорее стремились найти справедливый налог.

Нейтральный налог оказывал бы влияние на положение граждан только в той степени, насколько это определяется тем фактом, что часть имеющегося труда и материальных благ поглощается государственным аппаратом.

В идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики государство непрерывно взимает налоги и расходует всю собранную сумму, не больше и не меньше, на оплату издержек, связанных с деятельностью государственных чиновников. Часть доходов каждого индивида тратится на государственные расходы.

Если мы предположим, что в подобной равномерно функционирующей экономике существует полное равенство доходов, такое, что доход каждого домохозяйства пропорционален числу его членов, то и подушный налог, и пропорциональный налог были бы нейтральными налогами. При этих допущениях между ними не будет никакой разницы.

Часть дохода каждого гражданина будет поглощена государственными расходами, и никаких вторичных последствий налогообложения не возникнет.

Изменяющаяся экономика в корне отличается от идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики с равенством доходов.

Постоянные перемены и неравенство богатства и доходов являются неотъемлемыми и необходимыми свойствами изменяющейся рыночной экономики, единственной реальной и работающей системы рыночной экономики. В рамках этой системы ни один налог не может быть нейтральным.

Сама идея нейтрального налога неосуществима, точно так же, как и идея нейтральных денег. Но, разумеется, причины этой неизбежной не-нейтральности для налогов и денег различны.

Подушный налог, одинаково собираемый с каждого гражданина, безотносительно к его доходу и богатству, сильнее ударяет по тем, кто обладает умеренными средствами, по сравнению с теми, кто обладает большим богатством.

Он ограничивает производство изделий, потребляемых широкими народными массами, сильнее, чем изделий, в основном потребляемых более состоятельными гражданами.

С другой стороны, он ограничивает сбережения и накопления капитала в меньшей степени, чем более обременительно налогообложение более богатых граждан.

Он не замедляет тенденцию падения предельной производительности капитальных благ по сравнению с предельной производительностью труда в той же степени, как это делает налогообложение, дискриминирующее людей с более высокими доходами и большим богатством, а следовательно, оно не сдерживает в такой же степени тенденцию к увеличению ставок заработной платы.

Сегодня реальная фискальная политика всех стран руководствуется исключительно идеей, что налоги должны платиться в соответствии с имеющейся у каждого гражданина возможностью платить.

В соображениях, которые в конце концов привели к повсеместному признанию принципа платить по возможности, содержалось смутное понимание того, что более интенсивное налогообложение более обеспеченных людей по сравнению  с менее состоятельными делает налог в определенной степени более нейтральным.

Как бы то ни было, но очень скоро всякие ссылки на нейтральность налога были полностью отброшены. Принцип платить по возможности был возведен в ранг постулата социальной справедливости. Сегодня фискальные и бюджетные цели налогообложения имеют второстепенную важность. Первичная функция налогообложения по справедливости исправить социальные условия.

С этой точки зрения налог представляется тем более удовлетворительным, чем менее он нейтрален и чем больше он служит в качестве механизма, отклоняющего производство и потребление от того пути, по которому их направил бы свободный рынок.

2. Тотальный налог

Идея социальной справедливости, содержащаяся в принципе платить по возможности, суть идея полного финансового равенства всех граждан.

До тех пор, пока сохраняется малейшее неравенство получаемых доходов, вполне правдоподобно можно утверждать как то, что более высокие доходы и богатство, как бы мала ни была их абсолютная величина, указывают на определенный избыток возможности, который следует обложить, так и то, что любое существующее неравенство доходов и богатства указывает на разницу возможности. Единственный логический критерий остановки в доктрине платить по возможности это полное выравнивание доходов и богатства путем конфискации всех доходов и состояний, превышающих минимальную сумму на руках кого бы то ни было[Cм.: Lutz H. Guideposts to a Free Economy. New York, 1945. P. 76.].

Понятие тотального налога является полной противоположностью понятия нейтрального налога. Тотальный налог полностью изымает конфискует все доходы и имущество.

Затем государство из сформированных таким образом общественных фондов разрешает каждому оплатить затраты на поддержание своего существования.

Или, что приводит к тому же результату, государство, устанавливая налоги, оставляет каждому сумму, которую оно считает его справедливой долей, и пополняет долю тех, кто имеет меньше, до размера их справедливой доли.

Идею тотального налога невозможно продумать до конечных логических следствий. Если предприниматели и капиталисты не получают никаких личных выгод или ущерба от использования средств производства, они становятся безразличными к выбору между различными вариантами поведения.

Их функция в обществе исчезает, и они становятся незаинтересованными безответственными администраторами государственной собственности. Они больше не обязаны приспосабливать производство к желаниям потребителей.

Если посредством налогообложения изымается только доход, в то время как сам запас капитала остается нетронутым, то у владельцев появляется стимул проедать часть своего богатства и тем самым причинять ущерб интересам всех. Тотальный подоходный налог был бы весьма неподходящим средством преобразования капитализма в социализм.

Если тотальный налог оказывает на богатство такое же действие, что и на доходы, то он более не является налогом, т.е. механизмом сбора государственных доходов в рыночной экономике. Он становится мероприятием по переходу к социализму. Как только оно будет завершено, капитализм будет заменен социализмом.

Даже в качестве способа осуществления социализма тотальный налог представляется весьма сомнительным. Некоторые социалисты выдвигали планы просоциалистической налоговой реформы.

Они рекомендовали либо 100-процентные имущественный налог и налог на дарение, либо налоговое изъятие всей ренты с земли или всех нетрудовых доходов, т.е. по социалистической терминологии всех доходов, получаемых не за счет выполнения ручного труда.

Анализ этих проектов представляется излишним. Достаточно знать, что они абсолютно несовместимы с сохранением рыночной экономики.

3. Фискальные и нефискальные цели налогообложения

Фискальные и нефискальные цели налогообложения не согласуются друг с другом.

Возьмем, к примеру, акцизы на спиртные напитки. Если считать их источником государственных доходов, то чем больше поступлений они приносят, тем лучше. Разумеется, так как сбор должен повысить цены на спиртное, он ограничивает продажи и потребление.

Необходимо выяснить, при какой ставке акциза доход достигает максимума. Но если в налогах на спиртные напитки видят средство снижения потребления алкоголя, то чем выше ставка, тем лучше.

При превышении определенного предела налог заставляет значительно снизить потребление, что приводит к соответствующему снижению доходов. Если налог полностью достигает своей нефискальной цели отучить людей от потребления спиртных напитков, то доход равняется нулю.

Он более не служит никаким фискальным целям; его результат запретительный. То же самое верно не только относительно разного рода косвенного налогообложения, но и в не меньшей степени для прямого налогообложения.

При превышении определенных пределов дискриминирующие налоги на корпорации и крупные предприятия привели бы к полному исчезновению корпораций и крупных предприятий. Налог на капитал, налоги на наследство и имущество, а также подоходные налоги обречены на провал, если доводятся до крайностей.

Разрешения непримиримого конфликта между фискальными и нефискальными целями налогообложения не существует. Как вполне уместно заметил председатель Верховного суда США Маршалл, власть вводить налоги подразумевает власть разрушать.

Эту власть можно использовать для разрушения рыночной экономики, и многие государства и партии твердо намерены использовать ее для этих целей. После замены капитализма социализмом дуализм сосуществования двух различных сфер деятельности исчезает. Государство поглощает всю сферу автономных действий индивидов целиком и становится тоталитарным.

Его финансовое содержание больше не зависит от средств, полученных от граждан. Разницы между  государственными и частными средствами больше не существует.

Налогообложение это проблема рыночной экономики. Отличительная черта рыночной экономики как раз и состоит в том, что государство не вмешивается в рыночные явления и что его технический аппарат мал его содержание поглощает только небольшую долю общей величины доходов отдельных граждан.

В этом случае налоги являются подходящим механизмом обеспечения государства необходимыми средствами. Они пригодны потому, что низки и заметно не дезорганизуют производство и потребление.

Если налоги превышают некоторый умеренный предел, то они перестают быть налогами и превращаются в средство разрушения рыночной экономики.

Такое превращение налогов в орудие разрушения является нормой современных государственных финансов.

Мы не исследуем здесь совершенно произвольных субъективных относящихся к проблемам вреда или пользы высоких налогов, а также разумности и эффективности расходов, финансируемых за счет налогов[Именно так в основном трактуются проблемы государственных финансов. Cм.

, например: Ely, Adam, Lorenz and Young. Outlines of Economics. 3rd ed. New York, 1920. P. 702.]. Главное, что чем выше становятся налоги, тем менее совместимы они с сохранением рыночной экономики.

Нет необходимости задаваться вопросом, правда или нет, что ни одна страна еще не была разрушена большими расходами государства и для государства[Ibid.]. Невозможно отрицать, что рыночную экономику можно разрушить большими государственными расходами и именно таким образом многие намерены ее разрушить.

Бизнесмены жалуются на гнетущую атмосферу высоких налогов. Государственные деятели предупреждают об опасности проедания семенного фонда.

Однако главная трудность проблемы налогообложения заключается в парадоксе, что чем больше увеличиваются налоги, тем больше они подрывают рыночную экономику и соответственно саму систему налогообложения.

Таким образом, становится очевидно, что в конечном итоге сохранение частной собственности и конфискационные меры несовместимы. Любой конкретный налог, так же как и налоговая система страны в целом, обречены на провал, когда их ставки превышают определенный уровень.

4. Три вида налогового интервенционизма

Различные методы налогообложения, которые могут быть использованы для регулирования экономики, т.е. как инструмент интервенционистской политики, можно классифицировать по трем группам:

1. Налог имеет целью полностью подавить или ограничить производство определенных товаров. Таким образом, он косвенно вмешивается также и в потребление.

Не имеет значения, достигается ли эта цель путем обложения специальными налогами или путем исключения определенной продукции из сферы действия общего налога, которым облагается вся остальная продукция или та продукция, которую предпочли бы потребители, если бы финансовая дискриминация отсутствовала.

Освобождение от налогов используется как инструмент интервенционизма в случае таможенных пошлин. Продукция внутреннего производства не обременяется пошлинами, которые оказывают влияние только на товары, импортируемые из-за границы. Регулируя внутреннее производство, многие страны прибегают к налоговой дискриминации.

Они, например, пытаются стимулировать производство вина, продукта, производимого мелкими и средними виноградарскими хозяйствами, по сравнению с производством пива, производимого крупными пивоваренными заводами, облагая пиво более высокими акцизами, чем вино.

2. Налог экспроприирует часть дохода или богатства.

3. Налог полностью экспроприирует доход и богатство.

Мы не должны заниматься третьим видом, так как это просто средство осуществления социализма и как таковое находится вне границ интервенционизма.

Первый вид по своим последствиям не отличается от ограничительных мер, которые исследуются в следующей главе.

Второй вид относится к конфискационным мерам, которые исследуются в главе XXXII.

Источник: http://www.libertarium.ru/humanact602

Принцип экономической нейтральности налогообложения

1. Нейтральный налог

I. Принципы, относящиеся к эффективности построения налоговых систем

Принципы построения налоговых систем.

Предварительные замечания.

Вопрос 9.1 Критерии оценки налоговых систем и основные принципы налогообложения

Лекция 9. Эффективность налогообложения

1. В лекции, посвященной общественному благосостоянию, было выяснено, что государство через налоговый механизм способно перераспределять благосостояние между индивидами, их группами и фирмами в целях достижения Парето-улучшений и приближения тем самым к общественному оптимуму, сочетающему в себе и рыночную эффективность, и социальную справедливость.

2. Вместе с тем, там же было показано, что государственное перераспределение благосостояния часто приводит к искажениям в рыночном поведении индивидов, что связано со сложностями в построении эффективных и справедливых систем налогообложения.

3. Построить налоговую систему, которая была бы одновременно и справедливой и эффективной, невозможно в принципе, в силу того, что налоговое перераспределение связано с конфликтующими целями эффективности и справедливости.

4. Отказаться же от налогообложения вообще так же невозможно, поскольку налоговые доходы являются источником финансирования экономических функций государства (финансирование производства общественных благ, устранения влияния внешних эффектов, проведение политики стабилизации и т.д.).

Таким образом, встает проблема:

— выработки принципов построения эффективных и справедливых систем налогообложения;

— определения критериев оценки таких налоговых систем с точки зрения эффективности и справедливости.

Мировая история экономического развития выработала ряд принципов построения эффективных и справедливых систем налогообложения:

I. Принципы, относящиеся к эффективности построения налоговых систем:

1. Экономическая нейтральность налогообложения.

2. Организационная (административная) простота налоговой системы.

3. Экономическая гибкость налогообложения.

II. Принципы, относящиеся к справедливости построения налоговых систем:

4. Относительное равенство налоговых обязательств.

5. Способность налогоплательщика платить налоги.

6. Прозрачность налоговой системы (политическая контролируемость).

Рассмотрим эти принципы.

— Налогообложение приводит к искажению рыночного поведения экономических субъектов (потребителей и производителей), т.е. налогообложение не является нейтральным по отношению к рыночной эффективности в распределении ресурсов, доходов и благ.

Искажение экономического поведения проявляется в попытках фирм и потребителей уменьшить свои налоговые обязательства перед государством.

Искажающие эффекты присущи практически большинству налогов, взимаемых во всем мире.

— Механизм искажающего воздействия налогов на экономическое поведение:

а) потребители и производители принимают свои экономические решения, руководствуясь:

1) сигналами рынка (ценами, размерами прибыли и т.д.);

2) налоговыми сигналами (ставками конкретных налогов, базой налогообложения, к которой применяется тот или иной налог). Налоговой базой может быть товар или экономическая деятельность.

б) введение налога и фиксация какого-либо товара или деятельности в качестве налогооблагаемой базы дает сигнал налогоплательщикам о снижении привлекательности вложения ресурсов в такой вид деятельности или в производство такого товара.

в) ориентируясь на налоговые сигналы, потребители и производители начнут корректировать свои решения, т.е. не точно следовать рыночным сигналам.

В результате: происходит искажение рыночной мотивации производителей и потребителей.

— Таким образом, возникает проблема определения экономически оправданного уровня налогообложения. Это означает:

а) искажающее воздействие налогов должно быть минимизировано;

б) налоги должны порождать правильные сигналы налогоплательщикам об издержках общественного сектора (т.е. должна быть информация, на какие цели и в каких объемах используются налоговые доходы государством).

— Критерий экономической нейтральности налогообложения:

Налог является неискажающим (нейтральным) в том случае, если экономические агенты не могут изменить свое поведение так, чтобы достичь снижения своих налоговых обязательств.

— Искажающее, неискажающее и корректирующее налогообложение:

1. Искажающие налоги – это такие налоги, которые позволяют индивидам менять поведение, путем снижения своих налоговых обязательств.

— Акцизы;

— Таможенные пошлины;

— НДС;

— Подоходные налоги;

— Потоварные налоги.

Пример акциза, как искажающего налога: при введении акциза покупатель может сократить объем своих налоговых обязательств, уменьшая закупки подакцизного товара.

Пример подоходного налога, как искажающего налога: при этом налоге у работника появляется выбор между зарабатыванием денег и досугом.

Выводы по искажающим налогам:

1) Искажающее воздействие налогов приводит к снижению уровня аллокационной эффективности в экономике.

2) Неэффективность искажающих налогов проявляется в том, что при их введении одновременно появляется теоретическая возможность замены таких налогов на неискажающие, которые увеличивают уровень полезности индивидов.

3) Введение искажающих налогов является свидетельством того факта, что общество в целом не сумело самостоятельно (без вмешательства государства) использовать возможности Парето-улучшений в распределении благосостояния.

2. Неискажающие налоги — это такие налоги, которые не позволяют индивидам менять поведение, путем снижения своих налоговых обязательств.

— Паушальные (аккордные) налоги.

Паушальные (аккордные) налоги не искажают экономическое поведение, т.к. объем налоговых выплат не зависит от размеров налогооблагаемой базы.

Примеры: подушная подать, которая долгое время практиковалась в российской истории, налоги на землю (единая налоговая ставка на равные участки земли). Эти налоги используются редко, т.к. они не справедливы.

3. Корректирующие налоги – это налоги, которые снижают отрицательные внешние эффекты (налоги на загрязнителей окружающей среды).

Здесь используется искажающий эффект налогов, который используется для исправления исходной неоптимальной рыночной аллокации ресурсов.

— Налоги Пигу.

2. Принцип организационной (административной) простоты.

Принцип организационной (административной) простоты означает, что налоговая система должна быть простой, а затраты на её функционирование должны быть относительно невысоки.

— В своем классическом виде теория общественного сектора обычно исходит из упрощенного предположения о том, что издержки по сбору налогов отсутствуют.

— Однако на практике это далеко не так, поскольку существуют реальные издержки, связанные с практикой налогообложения.

Издержки функционирования налоговой системы:

1. Прямые издержки – их несет государство, обеспечивающее работу по сбору налогов. Они зависят, главным образом, от структуры налоговой системы (т.е. от количества налогов, налоговых льгот, необходимостью контроля над правильностью исчисления налогов и т.д.):

— затраты на содержание налоговых служб;

— затраты на нормотворческую деятельность, связанную с налоговым законодательством;

— затраты на обеспечение контроля за правильностью и своевременностью уплаты налогов;

— затраты на информационное обеспечение налогообложения и т.д.

2. Косвенные издержки – их оплачивают налогоплательщики:

— затраты, связанные с процедурами перечисления наолгов в соответствующие бюджеты;

— затраты на оформление налоговых деклараций;

— затраты на консультационные услуги со стороны налоговых консультантов (аудиторов, юристов и т.д.);

— затраты на судебные издержки, связанные с часто возникающими спорами и конфликтами между налоговыми органами и налогоплательщиками.

Как показывает практика, косвенные издержки превышают прямые издержки. Например, в США косвенные издержки превышают прямые в 5 раз.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/1_114783_printsip-ekonomicheskoy-neytralnosti-nalogooblozheniya.html

Refpoeconom
Добавить комментарий