§ 3. Иностранный капитал в России

Николай Арефьев: Иностранный капитал – пятая колонна внутри России

§ 3. Иностранный капитал в России

13 Октября 2018 8:00

Публикуем выступление первого зампредседателя комитета Государственной думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Николая Арефьева (фракция КПРФ) в ходе пленарного заседания Госдумы.

Партия «Единая Россия» повысила пенсионный возраст, сознавая, что к концу пенсионной реформы в России пенсионеров станет вдвое меньше. 22 миллиона пенсионеров станут работающими, если не умрут.

Давайте посмотрим, а есть ли перспектива получить рабочие места 22 миллионам человек. В прошлые 6 лет нам обещали создать 25 миллионов рабочих мест, но не создали.

Сегодня будем говорить о промышленности. В 2011 году в промышленности было 10,272 млн рабочих мест. Через 6 лет, в 2017 году, их стало 10,732 млн, то есть почти столько же. А нужны ли эти рабочие места? 

Может быть, рабочих заменили роботы? Нет, с 2011 года у нас ничего не изменилось – 3 робота на 10 000 человек, в то время как в Южной Корее – 631 робот на 10 000 человек, в мировой экономике – в среднем 69 роботов.

Но, может быть, рабочих заменили высокопроизводительные станки? Но тоже не получается! Стоимость основных фондов снизилась в сопоставимых ценах с 105,5 до 104,4, то есть оборудование не обновляется, а коэффициент обновления в 2011 году был 11,1, а в 2017 году стал 8,7, то есть обновление замедлилось, соответственно, и степень износа оборудования повысилась на 3%. То есть заводы и фабрики стали хуже и старее!

Тогда, наверное, рабочих заменила высокая производительность труда! Но статистика говорит – нет. Производительность труда упала с 5,6% роста в 2011 году до 99,3% в 2016 году.

Хуже того, падает фондоотдача, а уровень использования производственных мощностей в текстильной промышленности почти не меняется и в среднем составляет 50%, в производстве обуви – 53%, в производстве машин и оборудования идет на спад и в среднем составляет около 30%. Напрашивается резонный вопрос: а куда же девать 22 миллиона рабочих рук людей предпенсионного возраста, ведь при таком упадке экономики никакие уголовные наказания работодателям не помогут?

Объявленное импортозамещение буксует. Доля продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей с 2015 года не меняется и составляет чуть больше 21%. Отсюда и объемные показатели промышленности хуже некуда.

С 2011 года рост промышленного производства снижался и в 15-м году достиг отрицательных значений, при этом индексы роста были в два-три раза ниже уровня роста цен на промышленную продукцию.

И даже за 8 месяцев текущего года рост промышленного производства был 3,1%, а цены производителей промышленной продукции взлетели на 10,4%. О каком росте производства можно говорить в таком случае?

Доля инвестиций в основной капитал в объеме ВВП практически не меняется с 2013 года и застряла на уровне 21%. О каком развитии можно тогда говорить? 

Расходы федерального бюджета на национальную экономику с каждым годом сокращаются, несмотря на инфляцию. Если в 2014 году ассигнования составляли 3,1%, то в 2017 году – 2,3% в ВВП. 

По существу, вся экономическая политика направлена на снижение уровня производства.
Да это и не скрывается. Уже два года правительство выдерживает умеренно жесткую денежно-кредитную политику, направленную на таргетирование инфляции путем замедления роста экономики и понижения уровня жизни.

Необходимо отметить, что все это у правительства получилось просто замечательно. Инфляция на 3 процентах, уровень жизни упал за последние 3 года на 11%, а рост экономики в прошлом году был 1%, в этом обещают 1,7% на уровне арифметической погрешности. В августе 2018 года по отношению к июлю среднемесячная зарплата упала на 3%.

Падение доходов вынуждает людей брать кредиты. Сбербанк выдал отчет, где рассказал, что в июле 2018 года россияне задолжали рекордную сумму – 290 млрд рублей. По сравнению с июлем, этот показатель вырос на 5,5%, а по сравнению с июлем прошлого года – на 70,7%. Реальная покупательная способность населения на 10% ниже, чем в 2013 году. Реальные доходы населения падают уже три года подряд. 

Достижения просто выдающиеся! Но дальше-то что? Так и будем сидеть на нулевых отметках?

Недавно мы посетили машиностроительный завод в г. Коврове. Предприятие выпускает станки с ЧПУ, тракторы, асфальтовые катки, велосипеды, мотоциклы и другую продукцию.

Но, к сожалению, промышленная политика правительства не позволяет этой продукции выйти в серию.

Руководители предприятия не просили денег, не просили преференций, они просили не менять правила игры, не менять процентные ставки, не вводить налоги. их просьба – не мешайте!

Но партия «Единая Россия» вместе со своим лидером мешает. Уже введено повышение НДС на 2%. Уже взвинчены цены на топливо, уже подняты тарифы ЖКХ, повысили ключевую ставку ЦБ. Как же в таком случае работать в этом государстве?

Сегодня мы рассматриваем вопрос о реализации государственной политики в сфере промышленности и торговой деятельности. Но надо ли такую политику реализовывать, если она направлена против промышленности, против государства и против здравого смысла?

Между тем США вводят всё новые экономические санкции, которые теперь касаются и промышленности, и транспорта, и банковской системы. По существу, санкции затягивают петлю на шее российской экономики. Но адекватных мер противодействия не наблюдается.

Иностранный капитал внутри России в данном случае является пятой колонной, способной в любую минуту остановить любое производство. Ведь коллективы воронежских предприятий «Верофарм» и «Келлогг Рус» заставили соблюдать  американские санкции, чего же вам еще?

Положение таково, что скоро все российские трудовые коллективы поддержат американские санкции против России. 

В пищевой промышленности не менее 2/3 отрасли контролируется иностранным капиталом. Иностранные инвестиции в уставные капиталы предприятий добывающего сектора на конец 2015 года составили 82,76 млрд руб.

Общий объем уставных капиталов предприятий с участием иностранного капитала отрасли на тот же момент времени был равен 197,91 млрд руб. Получается, что в среднем доля нерезидентов (физических и юридических лиц) в уставных капиталах предприятий с иностранным капиталом была равна 42%.

В свою очередь, доля предприятий с иностранным капиталом в общем объеме уставных капиталов всех предприятий отрасли составила 26%.

Экспертные оценки показывают, что под иностранной юрисдикцией находится около 95% крупной российской собственности. Россия – единственная страна мира, у которой почти весь крупный бизнес и флот вместе с судовладельцами зарегистрированы в офшорах.

 
Владельцем трех предприятий черной металлургии – «Западно-Сибирский металлургический комбинат», «Нижнетагильский металлургический комбинат»,  «Новокузнецкий металлургический комбинат») – является кипрская фирма «Вастеркрофт», которой принадлежит 70,8% акций.

«Металлоинвест», «Северсталь», «Норильский никель» зарегистрированы в кипрских офшорах. Кипрскому офшору на 99,8% принадлежит крупнейшая угольная компания СУЭК Рашевского. И этот список можно продолжить. 

Таким образом, наиболее  прибыльные российские предприятия промышленности принадлежат офшорам, в основном кипрским.

КПРФ неоднократно обращала внимание правительства на то, что в стране нет проводника отечественных товаров – отечественной торговли. В капитале сектора торговли доля организаций с участием иностранного капитала составляет 81,4% всего уставного капитала. 

В 2016 г. иностранные компании в России совокупно заработали 5,5 трлн руб.

Первую строчку рейтинга заняла французская торговая фирма «Ашан», выручка которой в 2016 г. составила 404 млрд руб. На втором месте, с показателем 310 млрд руб., немецкая сеть гипермаркетов «Mетро». На третьем – японский автопроизводитель «Tойота», заработавший на российском рынке 278 млрд руб.

Больше других в России по-прежнему зарабатывает бизнес из Германии – совокупная выручка 11 немецких компаний по итогам 2016 г. составила 1,2 трлн руб. У французских производителей – 936 млрд руб. Третья позиция у корпораций из США – 884 млрд руб.
Эти деньги они зарабатывают на продаже своих (импортных) товаров. Российские товары по-прежнему не принимаются зарубежными ретейлерами.

В начале февраля 2015 г. Мин­экономразвития опубликовало список системообразующих предприятий, которым в трудной ситуации предусматривается государственная поддержка.

Среди таких компаний 20 фирм принадлежат иностранным юрисдикциям, в частности, ЭФКО (94% Кипр), «Черкизово» (77% Бермуды), «Мираторг» (100% Кипр), «Русагро» (100% Кипр), «Содружество-Соя» (100% Люксембург), «Разгуляй» (52% Кипр, США, Великобритания), «Нижегородский масложировой комбинат» (100% Кипр).

Вот уже четыре года, как российские власти ведут активные разговоры о необходимости вытеснить с отечественного рынка зарубежную продукцию. При правительстве даже была создана целая комиссия по импортозамещению. Все зря: несмотря на отдельные успехи, политика развития собственного производства в РФ терпит провал.

Доля российских предприятий, не готовых отказаться от закупок за рубежом технологий и сырья, за время санкционной войны не только снизилась, но даже выросла.
Хуже всего обстоят дела с оборудованием. Если в 2015 г. 30% предприятий выражали готовность сократить или полностью свернуть закупки за рубежом машин, станков и технологических решений, то к 2017 г. таких осталось лишь 7%.

По сырью ситуация немногим лучше: три года назад о попытке перейти на отечественные аналоги говорили 22% опрошенных руководителей, а в прошлом году их доля сократилась до 8%.

Зависимость промышленности от импорта выросла до 92–93%. Основным препятствием для отказа от зарубежных закупок было и до сих пор остается отсутствие российских аналогов любого качества.

Официальная статистика тому подтверждение – импорт машин и оборудования за полугодие 2018 г. – 63,5 млрд долл.

, что больше на 10,2% от аналогичного периода прошлого года, ввоз механического оборудования – на 24,9 млрд долл., что на 3,7% больше в стоимости от аналогичного периода прошлого года.

Вывезли же на 13,9 млрд долл. Все меньше компаний демонстрирует готовность отказаться от внешних поставок.

Отечественная экономика вообще не приспособлена для динамического развития. За 2017 г. промышленность выросла лишь на 1%.

Закупая привозное оборудование, отечественные предприятия вынуждены переходить на адекватное импортному оборудованию сырье и материалы, которые в нашей стране не производятся.

Зарубежные производители возможность упускать не собираются и стараются как можно сильнее привязать к себе российского покупателя.

Получается, что на долларовые доходы мы финансируем чужую экономику, а своя в полной стагнации.

Здесь же мы видим крайне жесткую налогово-бюджетную политику. Минфин и Центробанк пользуются финансовым пылесосом – изымают деньги за счет повышения налогов.

Но к российским товарам возникают претензии. В октябре 2017 г. в Москве открылся новый центр управления полетами стоимостью 3,6 млрд руб.

с установленным там российским комплексом средств автоматизации управления воздушным движением «Синтез-АР4» (выпущен заводом «Алмаз-Антей»). До тех пор московский авиаузел работал на шведской системе «Теркас».

В результате новая система начала работать со сбоями, а представители авиакомпаний обрушились на нее с критикой.

Для того чтобы добиться успеха в импортозамещении, надо иметь развитой рынок. Но его нет из-за денежной политики Центрального банка и Министерства финансов. И главный враг здесь – налоги. В цене продукции они вместе с социальными отчислениями занимают 64%.

Таким образом, отчетливо выявляются следующие проблемы замены импорта собственным производством: 

– денежно-кредитная политика, направленная на изъятие денег из экономики; 

– недоступность банковских кредитов;

– отсутствие достаточной сырьевой базы; 

– экспансия иностранных (офшорных) производителей и торговых сетей; 

– низкий конечный потребительский спрос.

Решение этих задач входит в компетенцию российского правительства, но беда в том, что там нет компетентных людей, которые способны бы были решить задачи, которые по силам даже студентам 3-го курса!

Источник: https://www.rline.tv/podrobnosti/2018-10-13-nikolay-arefev-inostrannyy-kapital-pyataya-kolonna-vnutri-rossii-/

Иностранный капитал захватывает российскую экономику

§ 3. Иностранный капитал в России

По материалам публикаций на Центральном сайте КПРФ.

Нежелание российского руководства пересматривать итоги приватизации 90-х годов привели к процессу перевода российской национальной собственности в иностранную юрисдикцию. Возможно потому, что идеологами реформ 90-х годов российские «эффективные собственники» изначально планировались как временные хозяева российской собственности, а на следующем этапе бывшая государственная собственность может перейти в собственность иностранцев или транснациональных компаний, что и происходит сейчас

На протяжении ряда лет при приватизации и акционировании российских компаний появлялись доли собственности, принадлежащие иностранным юридическим и физическим лицам, иностранцы включались в органы управления российскими компаниями. Этот процесс позволил наладить контакт с международным капиталом, а со временем размер долей иностранных собственников увеличивался и, следовательно, увеличивалось влияние иностранцев на управление компаниями.

Например, в Совете директоров у ПАО «НК «Роснефть» из 11 членов 7 членов – иностранцы, включая Председателя Совета директоров экс-канцлера ФРГ Г. Шредера. Заместителем Председателя работает немец М.

Варниг, который владеет 92 633 акциями ПАО «НК «Роснефть» (0,0009% от уставного капитала Компании), он также является исполнительным директором компании Nord Stream 2 AG (Швейцария). В состав Совета директоров входят: Роберт Дадли, который и в настоящее время является директором и членом Совета директоров компании BP p.l.c.

; Гильермо Кинтеро, который также является директором GQO Consultants LTD; Ханс-Йорг Рудлофф – по настоящее время является Председателем Правления Marcuard Holding и исполнительным директором ABD Capital S.A., а также и Президентом ABD Capital Eastern Europe S.A.

; Файзал Алсуваиди — является одновременно представителем Qatar Investment Authority; Хамад Рашид Аль Моханнади – член Попечительского совета Международного Катарского Фонда энергетики и устойчивого развития, является также представителем Qatar Investment Authority. (Ист.https://www.rosneft.ru/ governance/corpboard/item/195357/).

Таким образом, в Совете директоров ПАО «НК «Роснефть» представлены члены, представляющие интересы Британской компании BP (принадлежит 19,75% Роснефти) и интересы Катарского инвестиционного фонда (18,93%).

Росимуществу принадлежит 1 акция Роснефти (0,01%), а АО «Роснефтегаз» — 50%+1 акция.

Иностранцы в Совете директоров, конечно, имеют возможность влиять на деятельность компании. Не потому ли Роснефть выступает против закрепления для нефтедобывающих компаний обязательной нормы использования при разработке шельфа отечественной техники специального назначения.

Руководство Роснефти предлагает исключить из рекомендаций консультативного совета при Комитете по энергетике Госдумы 5 из 12 пунктов поправок в законодательство, вменяющие в обязанность руководству нефтедобывающих компаний использовать при разработке шельфа не менее 70% отечественной техники специального назначения.

Поправки, предлагаемые компанией, предусматривают ограничение обязательной доли участия российских предприятий в поставках оборудования. По мнению руководства Роснефти, «в таких «карательных поправках» нет необходимости, т.к. госкомпания уже взяла на себя обязательства использовать российские наработки и оборудование».

Но при этом в поправках точно не обозначает обязательную долю российской продукции.

По мнению представителя «Роснефти», денежные штрафы и увязка предоставления налоговых льгот с фактическим уровнем производства оборудования для шельфа в России, приведут «к осложнению ситуации».

А закрепление нормы обязательного участия российских проектных организаций во всех видах и стадиях работ на шельфе может вообще «полностью блокировать добычу полезных ископаемых на этих месторождениях». (Ист.: https://versia.

ru/mozhet-li-rossijskaya-goskorporaciya-radet-o-nacionalnyx-interesax-esli-polovina-eyo-rukovodstva-inostrancy). В чьих интересах такие высказывания?!

Мы постоянно слышим: «Газпром – национальное достояние!». Но насколько национальной является эта компания?!

Владельцами акций ПАО «Газпром» являются:

Российская Федерация в лице Росимущества — 38,37%;

АО «Роснефтегаз» — 10,97%; ОАО «Росгазификация» — 0,89%;

владельцы АДР имеют 25,20%; прочие зарегистрированные лица — 24,57%.

То есть в сумме Российская Федерация владеет 50,23% акций «Газпрома». Контрольный пакет есть, но более 25 % акций принадлежит владельцам АДР – это Американская Депозитарная Расписка.

АДР свободно обращаются на иностранных фондовых рынках, выпускаются американским банком-депозитарием The Bank of New York Mellon. То есть США обладает блокирующим пакетом акций и потенциально может накладывать вето на решения Совета директоров «Газпром». Ещё 24,57% владеют некие частные лица, физические и юридические.

Как показывает жизнь, при определенных обстоятельствах российское достояние может перестать быть российским. Например, чтобы выйти из-под санкций, российские собственники крупных компаний усиливают позиции англо-американских собственников. В результате российское достояние переходит под управление транснационального капитала.

Так произошло с предприятиями, которые принадлежали О.Дерипаске.

Добиться снятия санкций США со своих компаний En+, «РУСАЛа» и «Евросибэнерго» ему удалось лишь после согласия на реализацию плана, предложенного экс-министром энергетики Великобритании Г.Баркером. Согласно которому, О.

Дерипаске пришлось снизить свою долю голосующих акций до 35% и покинуть совет директоров РУСАЛа, а, следовательно, отказаться от контроля над своими активами. При этом он лишен доходов от всех компаний — они будут поступать на специальный, недоступный Дерипаске счет.

(Ист. https://russian.rt.com/world/article/636068).

Причем из 12 директоров компании «Еn+» только 4 может назначить О. Дерипаска, а 8 других будут независимы, 6 из них должны быть гражданами США и Англии. Соблюдение этой нормы будет контролировать Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) Минфина США. (Ист. https://www.interfax.ru/business/647958).

Это означает, что значительные активы в алюминиевой отрасли промышленности России теперь находится под управлением и контролем США. При том, что эта отрасль является стратегической и важнейшей для развития авиации, судостроения, освоения космоса.

Необходимо отметить, что все управленческие структуры «РУСАЛа» до санкций располагались в оффшорных зонах, на Виргинских островах и острове Джерси.

Но такая ситуация касается не только алюминиевой промышленности. Государство потеряло влияние на многие отрасли российской экономики, отдав множество предприятий «эффективным собственникам».

Эксперты свидетельствуют, что государственного участия в добыче железной руды нет совсем, а почти все добывающие предприятия имеют оффшорных акционеров. Ни одного предприятия в государственной собственности нет среди угледобывающих предприятий, но много оффшорных.

Та же ситуация с добычей меди. В России ее добычей занимаются всего 3 компании: ОАО «Норильский никель», УГКМ (Уралэлектромедь, Учалинский ГОК) и ЗАО «Русская медная компания». Все три компании выведены на Кипр или Виргинские острова. (Ист. http://so-l.ru/news/y/2017_03_15_).

Добычей никеля и кобальта также государство не занимается, а занимается, в основном, ОАО «Норильский никель». Структура его акционерного капитала следующая: Bonico Holdings Co. Limited (Кипр) — 14,44%; Aktivium Holding B.V. (Амстердам) — 26,9%; «THE BANK OF NEW YORK MELLON» — 39,62%. То есть банк США владеет почти 40 % активов «Норильского никеля».

В пищевой промышленности не менее 2/3 отрасли контролируется иностранным капиталом. Доля иностранного капитала в пищевой промышленности уже составляет 60% и продолжает устойчиво расти.

Как только на российском рынке появляется сильное отечественное производство или бренд, пользующийся популярностью у потребителя, они сразу скупаются иностранными корпорациями.

В большинстве подотраслей российского рынка продуктов питания и напитков наибольшая доля рынка принадлежит иностранным корпорациям: почти 60% рынка переработки молока; более 70% рынка соковой продукции; порядка 80% рынка замороженных овощей и фруктов; более 90% рынка плодовоовощной консервации; более 80% рынка пивоварения.

Отечественные компании пока сохраняют лидерство на рынках мясопереработки и хлебобулочных изделий, однако в данных сегментах также прослеживается общий для всех тренд – поглощение более мелких компаний крупными корпорациями, в том числе –западными. Это является прямой угрозой продовольственной безопасности страны. (Ист.http://mcx-consult.

ru/d/77622/d/ ).

Иностранный капитал широко представлен в банковской системе РФ.

Так, по данным на 1 января 2019 г., величина иностранных инвестиций в уставные капиталы кредитных организаций составила 391,7 млрд руб.

(Ист: https://www.vestifinance.ru/articles/114840).

В структуре акционерного капитала Сбербанка 45,64% акций принадлежит иностранным компаниям и гражданам. Это блокирующий пакет акций. В Наблюдательном совете банка много иностранцев, а президент банка Г.Греф также является членом правления в JP Morgan Chase (американский финансовый холдинг). Видимо, поэтому Сбербанк не работает в Крыму и избежал секторальных санкций со стороны США. При

этом Сбербанку принадлежит почти половина российского рынка вкладов.

В другом крупнейшем банке России – ВТБ., контрольный пакет акций принадлежит Росимуществу. Но, все тот же М.Варниг (зампредседателя Совета директоров Роснефти») является членом комитета по стратегии и корпоративному управлению, а француз Ив-Тибо де Сильги является председателем комитета по аудиту.

В нашей стране сложилась ситуация, когда иностранный гражданин или человек, имеющий двойное гражданство, не может по закону быть избран даже депутатом муниципального образования, но может занимать должность в российских компаниях любого вида собственности, в т.ч. в госкомпаниях, и влиять на их развитие.

Вместе с тем, появилась информация, что Правительство РФ в закрытом режиме готовит ряд сделок по продаже государственных компаний иностранным инвесторам. Эту информацию сообщил на Всемирном экономическом форуме в начале 2019 года в Давосе министр экономического развития России М.Орешкин.

По его словам: «мы работаем над рядом сделок [по приватизации], работаем в закрытом формате. Есть целый ряд активов, которые станут позитивными для российской экономики, если туда поступят дополнительные инвестиции также и со стороны иностранных партнеров».

И вновь надежда на иностранных партнеров!

Доля иностранного капитала в российской экономике

Отрасль промышленностиДоля ин. капитала в 2010 году, %Доля ин. капитала в 2012 году, %Доля ин. капитала в 2014 году, %

DA Пищевая промышленность1728,530,65

DA Табачная и ликёро-водочная промышленность43,5148,2153,19

DB Текстильное и швейное производство3,61,8627,42

DC Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви9,1216,912,61

DD Обработка древесины и производство изделий из дерева, целлюлозно-бумажное производство33,5945,0942,68

DE издательская и полиграфическая деятельность11,525,4326,55

DF Производство нефтепродуктов21,2440,2942,72

DG Химическое производство27,7247,3750,69

DH Производство резиновых и пластмассовых изделий24,3629,6248,83

DL Производство прочих неметаллических минеральных продуктов24,6732,2233,65

DJ Металлургическое производство. Чёрная металлургия65,2165,3667,65

DJ Металлургическое производство. Цветная металлургия48,1371,9476,6

DM Судостроение7,875,521,04

DM Производство транспортных средств и оборудования32,9940,8838,61

DM Железнодорожное машиностроение71,3965,575,42

DM Авиационная промышленность0,250,451,31

DK Сельскохозяйственное машиностроение23,6525,2725,64

DK Энергетическое машиностроение94,5779,0195,22

DK Электротехническая промышленность22,6922,6643,09

DK Станкостроение1,912,992,99

DK Машиностроение (кроме упомянутых)26,7231,5441,77

DN, DL Промышленность предметов длительного пользования28,5738,8140,1

DW Фармацевтические товары——25,29

D Среднее по обрабатывающей промышленности:29,2634,7939,29

E Производство электроэнергии:28,7629,4929,73

С Добывающая промышленность:50,4151,1955,77

Значительная доля иностранного капитала наблюдается в металлургии, железнодорожном и энергетическом машиностроении.

В свою очередь незначительный удельный вес можно отметить в авиастроении (почти все производители находятся в госкорпорациях ОАК и ОДК) и станкостроении (непривлекательные отрасли для частного капитала вследствие кризиса в этих отраслях и высокой конкуренции со стороны импорта).

Значительно выросло влияние иностранного капитала в цветной металлургии, нефтепереработке, полиграфической, химической и пищевой промышленности, производстве кожи и обуви, текстильной промышленности.

В результате Россия сегодня фактически потеряла контроль над большей частью важнейших отраслей экономики, которые создавались всей страной, а это удар по национальной безопасности.

С точки зрения экономической безопасности российские ключевые стратегические предприятия должны контролироваться государством. Поэтому мы будем настаивать на пересмотре результатов приватизации и продолжим требовать расследования того, каким образом 70% нашей алюминиевой промышленности перешло сначала в офшоры, а потом под контроль Минфина США.

В 2019 году истекает действие трехлетней правительственной программы приватизации, и готовиться новый план приватизации на 2020-2022 годы.

Правительство обязана предоставить депутатам Госдумы необходимую информацию о своей программе приватизации на эти годы, насколько она должна предусматривать интересы российской экономики и обеспечивать экономическую безопасность страны. Это также сверхважные данные, необходимые для формирования бюджета на 2020 — 2022 годы.

Источник: https://msk.kprf.ru/2019/10/02/126447/

Иностранный капитал в России

§ 3. Иностранный капитал в России

Кто правит Россией, казалось бы, вопрос лежит на поверхности – Путин и его команда. А в более широком рассмотрении – чиновники, встроенные в большую пирамиду власти. Однако в реальности дело обстоит несколько сложнее.

После 1991 года в России установился капитализм, причем в довольно примитивной форме, а при капитализме государством всегда управляет крупный капитал.

Пирамида с Путиным и его командой на вершине – это просто управленческая структура, сформированная капиталом, причем не единственная и далеко не полновластная.

Все в ней – по большому счету слуги капитала, просто одни помельче, а другие покрупнее, у одних полномочия ограничены сельсоветом, а у других – настолько широки, что позволяют даже вносить изменения в Конституцию. Однако при капитализме все они лишь слуги капитала, его менеджеры, более или менее эффективные.

Даже сам капиталист, чей капитал является собственностью, а не продолжением государственной должности – все равно является слугой капитала. Потому что как только он перестанет служить капиталу и подчиняться его законам – начнет терять капитал и в конечном итоге потеряет то положение в обществе, те полномочия и ту власть, которую ему обеспечивает капитал.

Поэтому Путин был совершенно прав, когда говорил про себя, что является менджером и трудится как раб на галере. Современный российский капитализм – это та галера, на которой Путин служит рабом капитала.

И вся команда Путина, все его друзья, сотрудники, все Ротенберги, Медведевы и Песковы – тоже рабы российской капиталистической галеры, независимо от величины их власти и состояний.

Современной Россией правит крупный капитал, точнее те, кто стоят за крупным капиталом, кто им управляет и кто его формирует. Кто же это? Путин и команда?

Нет, Путин и его друзья занимаются преимущественно охраной и перераспределением капитала, но почти не формируют его. Отчасти они тоже управляют Россией, но лишь отчасти, на промежуточном уровне.

Чтобы понять, кто стоит за крупным российским капиталом, кто им управляет в наибольшей степени и формирует его, нужно разобраться со структурой и происхождением этого капитала, его природой, выяснить, что это за капитал.

Современная российская экономика – преимущественно сырьевая, в которой происхождение большей части крупного капитала связано с сырьем и его простейшими производными.

Добычей, переработкой и поставками сырья занимаются сырьевые корпорации, они же получают выручку за свои поставки, то есть формируют сырьевой капитал.

Часть его переводится государству в виде налогов и сборов (своеобразная плата за охрану от внешних и внутренних угроз), часть превращается в госкапитал и далее распределяется по всей пирамиде жуликов и воров, формируя их личные капиталы, которым они служат на своем уровне.

Значит ли это, что Россией управляют сырьевые корпорации? И да, и нет. Сырьевые корпорации (их владельцы) управляют Россией лишь отчасти, хотя их влияние достаточно велико. Дело в том, что сырьевые корпорации – это главным образом механизмы по добыче сырья и его превращению в капитал. Механизмы важные и по-своему влиятельные, но все-таки механизмы.

Капитал, который управляет страной – это в первую очередь финансовый капитал. А им управляют банки и управляющие компании, на счета которых поступает выручка от продажи сырья и продуктов переработки. Полученные средства хранятся и распределяются дальше, вкладываются в те или иные проекты, в том числе в политические и медиа-, позволяющие контролировать общество.

Финансовым капиталом внутри России управляет Центробанк, который осуществляет эмиссию рубля и контролирует его курс, выдает и отзывает лицензии, выполняет функцию регулятора.

Но еще важнее – откуда берется капитал, который затем оказывается на счетах корпораций и затем распределяется по всей системе, вплоть до личных карманов и гаражей. Этот капитал – приходит в Россию из-за рубежа в виде платежей за поставляемое сырье и продукты переработки.

Без валютной выручки за поставляемое сырье российские сырьевые корпорации не имели бы того влияния, которое имеют сегодня, потому что являются основными источниками валюты – на которую в России приобретается большая часть товаров.

Эти товары не только закрывают большую часть потребностей населения, но и создают эффект изобилия, которым обеспечено послушание большей части общества власти. Именно валютная выручка позволяет поддерживать курс рубля, при котором рублевые цены на импортные товары остаются доступны если не всем, то многим.

Даже жулики и воры, распределенные по всей пирамиде власти, воруют для того, чтобы покупать импортные товары, а также менять уворованные рубли на валюту, выводить ее за рубеж и приобретать зарубежную недвижимость.

Вся власть в современной России обеспечена валютой. Валюта обеспечивает легитимность власти в обществе, послушание широких масс, обеспеченных товарами и продуктами, большая часть которых имеет импортное, а значит, валютное происхождение.

Валюта обеспечивает лояльность всей пирамиды власти по отношению к ее верхушке, ибо та дарует подданным возможность покупки престижных товаров, набивки коробок и гаражей валютой, вывода валюты за рубеж и приобретения зарубежной недвижимости.

Валюта обеспечивает банки и финансовые корпорации тем ресурсом, который они хранят и перераспределяют, получают от этого свою долю и вкладывают ее в разного рода проекты.

И курс рубля, а значит, его ценность для банков и финансовых корпораций опять же основан на валютных поступлениях.

Даже возможности Центробанка по эмиссии рубля, его власть – тоже зависят от валютных поступлений, потому что эмиссия рубля увязана с ними.

Вот и ответ на вопрос, кто правит Россией. Валютные поступления, валютный, иностранный капитал. Россией правят те, кто обеспечивает валютные поступления, а также доступ к валютным счетам, потому что все они по сути зарубежные. В России находится только наличная валюта, а безналичные счета, по которым проходят расчеты за все крупные поставки – за рубежом.

Россией правят те, кто подписывает контракты на поставку сырья и его производных, а затем платит по этим контрактам, потому что не будет этих контрактов и платежей по ним – не будет валюты.

А без валюты не будет и нынешнего влияния сырьевых корпораций на власть, не будет даже легитимности власти в обществе, потому что возникнет острый дефицит, гиперинфляция, рейтинг президента и правительства упадет до нуля.

И состояния всех участников российского списка Форбс тоже имеют валютное происхождение и даже номинированы в долларах, а значит, их лояльность к власти тоже определяется валютными поступлениями.

Кто же платит России валюту по контрактам на поставку сырья? Главным покупателем российского сырья (особенно газа) является Европа, Евросоюз, где наибольшим влиянием обладает Германия.

Расчеты по поставкам российского сырья даже в Европу идут преимущественно в долларах. Это значит, что Россия находится под внешним управлением Германии (Евросоюза) и США, которое реализуется посредством сырьевых корпораций и банков, в том числе ЦБ РФ.

А Путин и его команда – управляющие, задачей которых является поддержание баланса интересов. При этом они трижды слуги: российского сырьевого капитала в целом, внешних сил, обеспечивающих валютные поступления, а также своих собственных капиталов, сформированных из валютных поступлений.

И Россией правят не они. А иностранный капитал – валюта, без которой не будет ни власти сырьевых корпораций, ни власти банков и финансового сектора, ни лояльности жуликов и воров к их верхушке. Россией через контроль валютных поступлений правят Германия и США.

И это вполне закономерно, потому что российский сырьевой капитализм возник по итогам поражения СССР в Холодной войне. Россией правят победители, потому что после поражения в войне по-другому просто не может быть.

Источник: http://NewsPolitics.ru/inostrannyj-kapital-v-rossii.html

ТОП-7 мифов об иностранных инвестициях в России

§ 3. Иностранный капитал в России

Тема про иностранные инвестиции является одной из центровых в СМИ.

Когда такие инвестиции валом валят в страну (как это было, например, в период до 2008 г.), то наши журналисты (а заодно с ними и многие «профессиональные» экономисты) как дети радуются и ожидают в самые короткие сроки построения «светлого капиталистического будущего».

Когда поток иностранных инвестиций пересыхает и/или инвесторы уходят из страны, они грустят и начинают петь мантры на тему: «надо улучшить инвестиционный климат», «надо создать благоприятные условия иностранным инвесторам», «надо привлекать иностранный капитал» и т.д. и т.п.

Одним словом: «заграница нам поможет», а без нее мы будем прозябать на обочине мирового прогресса. Кажется, за почти два десятилетия торжества «свободы слова» СМИ сделали свое черное дело.

Но я, по мере сил, стараюсь объяснять смысл штампов и как же на самом деле обстоит дело с иностранными инвестициями. В общей сложности таких наиболее значимых штампов, или мифов набирается с десяток.

Хочу раскрыть смысл этих мифов любознательным пользователям интернета.

Миф первый

Этот миф можно сформулировать примерно так: «Иностранные инвестиции способствуют решению структурных проблем нашей экономики».

Имеется в виду, что инвестиции идут, прежде всего, в реальный сектор экономики и способствуют развитию материально-технической базы обрабатывающей промышленности (реконструкция действующих предприятий, расширение производственных мощностей, внедрение новых технологий с целью повышения эффективности производства, создание наукоемких производств и т.п.).

А, это со временем позволит нам из сырьевой страны превратиться в индустриальную державу, экспортирующую машины и оборудование, другую наукоемкую продукцию.

Увы, желаемое выдается за действительное. Да с помощью иностранных инвестиций в течение десяти лет можно полноценную индустриализацию провести!

Однако я должен разочаровать наших читателей. Почти 90 процентов всех иностранных кредитов были выданы для инвестиций в так называемые «финансовые активы», т.е. в операции с ценными бумагами. А на инвестиции в основной капитал (физические активы) лишь около 10 процентов.

Въедливый читатель скажет: а может быть, те самые финансовые инвестиции представляют собой долгосрочные вложения в акции и облигации предприятий и, в конечном счете, предназначаются для нашей «капиталистической индустриализации»? Еще раз должен огорчить читателей: почти все кредиты (примерно 98 процентов) предназначены для «краткосрочных финансовых инвестиций».

Это на официальном языке так называется. А на «бытовом» языке это банальные финансовые спекуляции, которые не только не помогают реальному сектору экономики, а, наоборот, мешают его развитию, т.к. вызывают периодические взлеты и падения рыночных котировок этих предприятий, внося полную дезорганизацию в производство и приводя даже рентабельные предприятия до банкротства.

Чтобы у неподготовленного читателя сложилось более четкое представление, что такое «финансовые инвестиции», приведу пример: в 1997-1998 гг. в России возник бум на рынке ценных бумаг под названием ГКО (минфиновские обязательства).

Кончился этот бум плачевно — кризисом. Но иностранные инвесторы очень хорошо тогда нагрели руки на спекуляциях с ГКО, выведя из страны десятки миллиардов наших кровных денег (погашение ГКО осуществлялось из государственного бюджета).

Миф второй

«Иностранные инвесторы осуществляют вложения в основной капитал и, тем самым, способствуют развитию производства, техническому прогрессу, обновлению продукции и т.д. и т.п.».

Если обратиться к статистике, каковы реальные масштабы иностранных инвестиций в основной капитал (т.е. здания, сооружения, машины, оборудование, транспортные средства и другое имущество, которое характеризуется длительными сроками использования). Вроде бы также получается немало (хотя на порядок меньше, чем инвестиции в финансовые спекуляции).

Но дело в том, что подавляющая часть так называемых «инвестиций в основной капитал» не создают этот капитал (основные фонды), а лишь ведут к переходу уже созданных ранее (в советский период истории) объектов из одних рук в другие.

Предприятия превратились в объект спекулятивных операций, а их новые владельцы думают не о совершенствовании производства, а о том, как бы повысить (используя финансовые технологии) рыночные котировки купленного предприятия и выгоднее его перепродать.

Раньше спекулировали пшеницей, нефтью, золотом и другими товарами, теперь спекулируют крупными предприятиями. Нашими предприятиями сегодня «рулят» не производственники, а «финансовые гении».

Одно утешение: такое происходит во всем мире. Согласно экспертным оценкам, в прошлом десятилетии лишь 1 из 5 долларов прямых инвестиций (инвестиций в основной капитал, дающих инвестору контроль над предприятием) направлялся на создание новых объектов, а 4 доллара использовались для покупки существующих.

Таким образом, иностранные инвестиции в основной капитал означают не экономическое развитие страны, а скупку ее предприятий и установление контроля над экономикой со стороны транснациональных корпораций. А «профессиональные» экономисты создают «шумовую завесу», позволяющую прикрывать инвестиционную интервенцию иностранного капитала в страну.

Миф третий

«Иностранные инвестиции — это деньги, которые приходят из-за границы». Иногда иностранные инвестиции действительно представляют собой перемещения денег из одной страны в другую с целю вложения в финансовые или нефинансовые активы в последней. Но далеко не всегда и не во всех странах.

Да, в какой-то момент времени деньги действительно приходят в страну, пересекая ее границу (иногда виртуальную, поскольку сегодня международные расчеты и платежи представляют собой передачу электронного сигнала).

А затем иностранный инвестор может уже существовать в принимающей стране достаточно автономно, расширяя свои операции за счет прибыли, получаемой в принимающей стране.

Он может осуществлять новые инвестиции за счет реинвестирования прибыли.

А теперь обратимся к данным статистики. — инвестиции в основной капитал организаций с участием иностранного капитала более чем на 60% обеспечиваются за счет полученных внутри страны прибылей, и только на 40% за счет притока новых капиталов в нашу страну из-за рубежа.

Иначе говоря, иностранные инвесторы укрепляются у нас в стране за счет эксплуатации природных и людских ресурсов нашей же страны. Можно сказать, также: мы своими богатствами и своим трудом помогаем иностранцам еще глубже пустить корни в нашей экономике.

А наша статистика внутренние источники финансирования предприятий с участием иностранного капитала учитывает, как «иностранные инвестиции».

На бумаге получается, что «заграница нам помогает», а на деле все наоборот: мы помогаем обогащаться загранице за счет нашего народа:

наших предков (прошлый труд, овеществленный в основных фондах, созданных в годы индустриализации),

нынешнего поколения (живой труд),

наших детей и внуков (природные ресурсы и долги по сегодняшним кредитам).

Миф четвертый

«Присутствие иностранного капитала в нашей стране невелико и, следовательно, не представляет никакой угрозы для экономики и безопасности в целом». Этот миф нужен для того, чтобы обеспечить идеологическое прикрытие продолжающейся инвестиционной агрессии, которая ведет к быстрому укреплению позиций иностранного капитала в стране.

Доля предприятий с участием иностранного капитала (тех, где иностранцам принадлежит контроль) в общей величине совокупного уставного капитала всех отраслей экономики равна 25%. Не знаю, как вы, но меня эта цифра впечатляет.

Хотя понятно, что это «средняя температура по больнице». Заглянем в отдельные сектора и отрасли. Эта доля иностранцев («нерезидентов») в добыче полезных ископаемых равна 59%! Мы говорим, что мы — сырьевая страна. Может быть, но вот добыча сырья, полезных ископаемых уже не в наших руках. Далее.

По всем отраслям обрабатывающей промышленности рассматриваемый нами показатель составил 41%! А что скрывается за этой средней цифрой? В пищевой промышленности показатель доли иностранцев в уставных капиталах был равен 60%, в текстильной и швейной — 54%, в оптовой и розничной торговле — 67%. Так что ситуация критическая и даже катастрофическая.

Практически во многих отраслях нам уже мало что принадлежит. Думаю, что реальная ситуация значительно хуже даже той, которая представлена статистикой.

Потому что многие так называемые «отечественные» компании на поверку управляются оффшорными фирмами, за которыми могут стоять транснациональные корпорации и банки.

Почему-то ни в правительстве, ни в парламенте приведенные мною данные не обсуждаются.

Более того, из этих органов государственной власти постоянно продолжают исходить разного рода инициативы по поводу «привлечения иностранных инвесторов» в страну.

Кредиты и займы сегодня также относятся к разряду «инвестиций». Об угрозе нарастающей угрозы внешнего долга, образованного западными кредитами и займами, я сейчас распространяться не буду, поскольку здесь вроде бы все и так понятно.

Миф пятый

«Иностранным инвесторам надо создавать различные привилегии и льготы, чтобы они имели условия, равные тем, которые имеют внутренние инвесторы». На самом деле многие страны мира, не стесняясь, обеспечивают преференции именно своим, отечественным инвесторам. Но, да ладно.

Наши «высоконравственные» власти делают вид, что они заботятся о «всеобщем и полном равенстве» везде и во всем. Но в этом случае им надо заботиться о том, чтобы поставить в равные условия отечественного инвестора, который до сих пор находится на правах нелюбимого ребенка. Причин такого неравенства (не в пользу отечественного инвестора) много.

Например, отечественный инвестор не может пользоваться дешевыми финансовыми ресурсами, который западный инвестор может получить из множества разных источников.

Но, пожалуй, самая главная преференция для иностранных инвесторов на нашем экономическом пространстве — заниженный курс локальной валюты по отношению к доллару и другим резервным валютам.

Это означает, что иностранный инвестор может приобретать наши активы на очень выгодных условиях. Я не хочу дальше углубляться в тонкости валютного курса.

Думаю, читатель и так понял, что наша власть для добросовестных отечественных инвесторов — что злая мачеха.

Миф шестой

«Иностранные инвестиции нам нужны, потому что в стране не хватает собственных ресурсов».

Те, кто усвоил хотя бы азы экономики, знают, что произведенный в стране валовой общественный продукт (валовой внутренний продукт) с точки зрения его использования делится на две большие части:

а) текущее потребление (то, что съедается, выпивается, изнашивается, потребляется в течение данного года);

б) оставшаяся часть, которая называется сбережением и которая предназначена для использования в будущем.

Вторая часть ВВП и является источником инвестиций, направляемых на создание новых, расширение и совершенствование существующих производств. Некоторые страны почти полностью «проедают» свой создаваемый ВВП и на инвестиции им мало что остается (или же инвестиции осуществляются за счет внешних заимствований).

А в некоторых странах сберегается очень значительная часть ВВП, что дает им возможность осуществлять масштабные капиталовложения.

Но если мы обратимся все к той же статистике, то увидим, что реально на инвестиции в основной капитал расходуется примерно половина сберегаемой части. А куда же исчезла вторая половина? Она пошла на финансирование экономик других стран, почти исключительно экономически развитых стран. Как это выглядит в реальной жизни?

Центральный банк, управляя валютными резервами, размещает их на Западе, осуществляя кредитование под низкий процент (а нередко — с учетом инфляции и валютных курсовых изменений — под отрицательный процент) экономик других стран.

Таким образом, половина инвестиционного потенциала используется для «помощи» Западу, который не ограничивает «себя любимого» в потреблении.

Фактически эту «помощь» можно рассматривать как дань, которую наша страна, вынуждена платить хозяевам планеты, прежде всего Америке.

Кстати, часть этой нашей «помощи» возвращается к нам «из-за бугра» в виде грабительских кредитов. Своими собственными руками мы загоняем себя в долговую кабалу!

На примере данного мифа мы еще раз убеждаемся, что в реальной экономической ситуации все в точности «до наоборот» по сравнению с тем, что внушают нам «профессиональные» экономисты и «отечественные» СМИ.

Миф седьмой

«Иностранные инвестиции представляют собой поток финансовых ресурсов из других стран в нашу страну». Многие мифы строятся на том, что говорится половина правды, а вторая половина замалчивается.

Это наглядно видно на примере данного мифа. Да, иностранные инвестиции — это движение финансовых ресурсов «оттуда» в направлении «сюда». Но мы уже выше отмечали (миф третий), что значительная часть иностранных инвестиций «питается» за счет внутренних, а не внешних ресурсов (реинвестиции доходов предприятий с участием иностранного капитала).

Кроме того, наши мифотворцы всегда аккуратно обходят такой неприятный вопрос, как перевод иностранными инвесторами получаемых доходов за рубеж.

Эти доходы складываются из процентов по кредитам, дивидендов, арендных и франшизных платежей и т.п. Так вот, общий размер инвестиционных доходов, выведенных иностранцами из нашей страны, составил гигантскую величину, превышающую величину всех золото-валютных резервов на сегодняшний день.

Таким образом, иностранные инвестиции подобны насосу, заброшенному западными корпорациями в нашу экономику. Западные инвесторы «подсуетились», активно поучаствовали в скупке наших активов за бесценок, и запустили в действие «финансовый насос», который исправно обескровливает нашу страну и продлевает жизнь Западу.

На этом я временно ставлю точку на перечислении и раскрытии мифов, относящихся к теме иностранных инвестиций. Есть еще много других мифов, но все они сводятся к фразе одного из героев Ильфа и Петрова: «Заграница нам поможет».

Я постарался не вдаваться во многие тонкости, которые интересны лишь профессиональным экономистам и финансистам. У рассмотренных нами проблем, безусловно, есть также политическое, социальное, правовое и духовно-нравственное измерение.

Например, необходимо осмысление того, почему наш народ добровольно оплачивает сегодня ту «веревку» (покупку активов за счет наших же средств), на которой завтра те же «иностранные инвесторы» убедят его повеситься (причем добровольно).

С помощью статистики и экономических категорий этого не объяснишь. Причины лежат в духовной сфере.

Источник: https://www.kramola.info/vesti/vlast/top-7-mifov-ob-inostrannyh-investiciyah-v-rossii

Refpoeconom
Добавить комментарий